Ворон

Ворон
Электронная книга Автор книги: Серия: Народная поэзия     Оценка: 0.0     Голосов: 0     Отзывов: 0 129 руб.     (2,25$) Читать книгу Купить и скачать книгу Купить бумажную версию Жанр: Поэзия Правообладатель: "Издательство "Эксмо" Дата добавления в каталог КнигаЛит: ISBN: 978-5-699-73047-6 Скачать фрагмент в формате   fb2   fb2.zip Возрастное ограничение: 16+ Оглавление Фрагмент

Описание книги

Стихотворение, полное загадок и шифров, обладающее гипнотическим воздействием и притягательностью, ставшее символом американского романтизма, – «Ворон» после публикации произвел потрясающий эффект на читателей и литераторов, а в дальнейшем образ, созданный Эдгаром По, нашел отражение и в литературе, и в музыке, и в кинематографе (вплоть до эпизода в «Кавказской пленнице»). В этой книге представлены и другие стихотворения Э. По в переводе классика Серебряного века Константина Бальмонта.

Оглавление

Эдгар Аллан По. Ворон

Гений открытия. Эдгар По (1809–1849)

Стихотворения. В переводе К. Бальмонта

СОН ВО СНЕ

АЛЬ-ААРААФ[1] (Фрагмент)

«Я не скорблю, что мой земной удел…»

Фейная страна

К Елене

Израфель

Спящая

Долина тревоги

Город на море

К одной из тех, которая в раю

Колизей

Занте

Заколдованный замок

Молчание

Червь-победитель

Линор

Лелли

ВОРОН

«Недавно тот, кто пишет эти строки…»

Улялюм

Колокольчики и колокола

К Елене

К Анни

Эльдорадо

К моей матери

Аннабель-Ли

«Из всех, кому тебя увидеть – утро…»

«Один прохожу я свой путь безутешный…»

Напев. Юношеское стихотворение

Приложение

Аль-Аарааф. Поэма. Подстрочный перевод Константина Бальмонта

Очерк жизни Эдгара По

1. Детство, отрочество, юность

2. Юность, творчество

3. Любовь, борьба

4. Смерть любви, любовь к любви, смерть

Вместо послесловия (от составителя)

Комментарии

Фрагмент из книги

Есть удивительное напряженное состояние ума, когда человек сильнее, умнее, красивее самого себя. Это состояние можно назвать праздником умственной жизни. Мысль воспринимает тогда все в необычных очертаниях, открываются неожиданные перспективы, возникают поразительные сочетания, обостренные чувства во всем улавливают новизну, предчувствие и воспоминание усиливают личность двойным внушением, и крылатая душа видит себя в мире расширенном и углубленном. Такие состояния, приближающие нас к мирам запредельным, бывают у каждого, как бы в подтверждение великого принципа конечной равноправности всех душ. Но одних они посещают, быть может, только раз в жизни, над другими, то сильнее, то слабее, они простирают почти беспрерывное влияние, и есть избранники, которым дано в каждую полночь видеть привидения и с каждым рассветом слышать биение новых жизней.

К числу таких немногих избранников принадлежал величайший из поэтов-символистов Эдгар По. Это – сама напряженность, это – воплощенный экстаз – сдержанная ярость вулкана, выбрасывающего лаву из недр земли в вышний воздух, полная зноя котельная могучей фабрики, охваченная шумами огня, который, приводя в движение множество станков, ежеминутно заставляет опасаться взрыва.

.....

Колумб новых областей в человеческой душе, он первый сознательно занялся мыслью ввести уродство в область красоты и, с лукавством мудрого мага, создал поэзию ужаса. Он первый угадал поэзию распадающихся величественных зданий, угадал жизнь корабля, как одухотворенного существа, уловил великий символизм явлений Моря, установил художественную, полную волнующих намеков, связь между человеческой душой и неодушевленными предметами, пророчески почувствовал настроение наших дней и в подавляющих мрачностью красок картинах изобразил чудовищные – неизбежные для души – последствия механического миросозерцания.

В «Падении дома Эшер» он для будущих времен нарисовал душевное распадение личности, гибнущей из-за своей утонченности. В «Овальном портрете» он показал невозможность любви, потому что душа, исходя из созерцания земного любимого образа, возводит его роковым восходящим путем к идеальной мечте, к запредельному первообразу, и как только этот путь пройден, земной образ лишается своих красок, отпадает, умирает, и остается только мечта, прекрасная, как создание искусства, но – из иного мира, чем мир земного счастья. В «Демоне извращенности», в «Вилльяме Вильсоне», в сказке «Черный кот» он изобразил непобедимую стихийность совести, как ее не изображал до него еще никто. В таких произведениях, как «Нисхождение в Мальстрем», «Манускрипт, найденный в бутылке» и «Повествование Артура Гордона Пима», он символически представил безнадежность наших душевных исканий, логические стены, вырастающие перед нами, когда мы идем по путям познания. В лучшей своей сказке, «Молчание», он изобразил проистекающий отсюда ужас, нестерпимую пытку, более острую, чем отчаяние, возникающую от сознания того молчания, которым окружены мы навсегда. Дальше, за ним, за этим сознанием, начинается беспредельное царство смерти, фосфорический блеск разложения, ярость смерча, самумы, бешенство бурь, которые, свирепствуя извне, проникают и в людские обиталища, заставляя драпри шевелиться и двигаться змеиными движениями, – царство, полное сплина, страха и ужаса, искаженных призраков, глаз, расширенных от нестерпимого испуга, чудовищной бледности, чумных дыханий, кровавых пятен и белых цветов, застывших и еще более страшных, чем кровь.

.....

Подняться наверх