Беглые в Новороссии (сборник)

Беглые в Новороссии (сборник)
Электронная книга Автор книги:     Оценка: 0.0     Голосов: 0     Отзывов: 0 119 руб.     (2,07$) Читать книгу Купить и скачать книгу Купить бумажную версию Жанр: Русская классика Правообладатель: ВЕЧЕ Дата публикации: 2015 Дата добавления в каталог КнигаЛит: ISBN: 978-5-4444-8391-6 Скачать фрагмент в формате   fb2   fb2.zip Возрастное ограничение: 12+ Оглавление Фрагмент

Описание книги

Романы русского писателя-историка Григория Петровича Данилевского (1829—1890) «Беглые в Новороссии» и «Воля» были написаны по свежим впечатлениям накаленной атмосферы предреформенных лет и волны крестьянских восстаний, всколыхнувшей Россию после объявления крестьянской реформы императора Александра II.

Оглавление

Григорий Петрович Данилевский. Беглые в Новороссии (сборник)

Беглые в Новороссии

Часть первая. Перелетные птицы

I. Левенчук и Милороденко

II. Беглецы высшего полета

III. Новозаимочный хутор Новая Диканька

IV. Святодухов Кут, жилище священника

V. Наши Кентукки и Массачусетс

VI. Оксана и Ракитник

VII. Новая Сабинянка

VIII. Пленница

IX. Беглые расшалились

Часть вторая. В Силках

X. Новое лицо – помещица из России

XI. Отдача долга

XII. Похождения Милороденко

XIII. Облава на беглых

XIV. Приморский городок

XV. В гирлах и плавнях[92] на Дону

Воля (Беглые воротились)

Часть первая. Родные гнезда

I. Голубятня

II. Забытые музыканты

III. Генерал Рубашкин также дома

IV. Как бегалось

V. У границ Азии

VI. Штурм Перебоченской

Часть вторая. Новый разброд

VII. Стойте – не позволяю

VIII. Посланцы от народа

IX. Не поздно ли?

X. Степной линч

XI. Воля сказана

XII. На что решиться?

XIII. Вести из острога и из дому

XIV. Сельский агитатор

XV. Князь Мангушко также наконец воротился

XVI. Бунт

XVII. Белая Арапия

Фрагмент из книги

В конце апреля, по пути к азовскому поморью, из старых украинских губерний пробирались глухими тропинками, оврагами и одинокими степными лесками двое пешеходов. Оба они были молоды, измождены усталостью, в потертой одежде и с палками в руках. Ночевали они под стогами, пили редко из колодцев, а более из не высохших еще снеговых озерков, ели что Бог даст, и торопились-торопились. Младший из них, тип чистого малоросса, немного мешковатый и вялый, шел как будто нехотя, пугливо оглядывался по сторонам, вздрагивал при малейшем звуке в степи, ранее старшего сворачивал в сторону, едва завидев на пути одинокий постоялый двор, хутор или проезжую смиренную тележонку. Зато старший шел смело и даже весело. На нем был зеленый жилет с ключом на веревочке, серая барашковая шапка и ветхие плисовые шаровары. Он бойко говорил по-русски, хотя был родом малоросс.

– Ты, брат Хоринька, смотри у меня, не дури, не кручись: я уж в пятый раз бегаю. А что? Сходит! Ровно, миленький, ничего. В первый раз таки, как поймали и привели, скажу тебе, вспороли напорядках. Исправник был выжига, пятью червонцами не откупился. А зато места-то, места какие! Батюшки мои светы! Ты в резонт то ись не возьмешь, что это за край, эта поморская сторона! Уж недаром же я веду тебя туда, братец! Там тоже поселки есть, да не чета нашей треклятой «панщине»; сказано – волюшка: вот как птицы вольные, там и земля вольная! Разные тебе языки, сбоку сплошь донщина, а там наши города и море! Жизнь, жизнь, родимый! Денег заработаешь вдоволь, пачпортик тебе выхлопочут. Паны там не то что у нас: всё ухари-молодцы и по-кавалерски тебя содержут. Значит, не то что у нас, по старым господским хуторам, в месячину[1] тебе толоконце одно отпускают, значит, дерть[2] собачью, жито пополам с ячною мучицей по пудику на душу. А там тебе и сало, и масло постное греческое, прямо с порта в богоспасенные дни. Ешь-кушай да трудись, душа. Сказано, вольница! Захочешь жены – и жинку тебе справят новую. Пять раз я бегал и пять раз все новых шамшурок доставал! Такое уже заведение было; коли ты лакомка, не нахвалишься, ей-богу!

.....

Толпа играющих между тем едва могла опомниться от изумления. В конце вереницы уже погасавших огней произошла безумная суматоха. Пробежала молва, что какой-то парень, крепко ухватив за руку девку, потащил ее насильно. «Не дави, пусти, а то брошу!» – говорила она. «Не бросай, скачи, а то не повенчаемся, как разорвемся!» Она засмеялась и не вырвала руки. Пары побежали. Эти же двое вдруг отделились и побежали в сторону, в поле. Девушка все еще смеялась и отбивалась слегка. Но к ним прибежали еще двое. Они скрылись в темноте. Раздались крики: «Ой-ой! Спасите, не пускайте!» Парни сбежались на то место. «Кого это кто подхватил?» – «Милованку, Милованку, девку из колонии!» – «Кто же это?» – «А бес его знает!» Оглянулись, стали перебирать меж собою, кто это недоброе такое затеял. Смотрят – знакомые всем полковницкие люди тут, и Абдулка между ними стоит и тоже мечется, будто ищет, кто бы это такое затеял. А крики все дальше и дальше по полю…

– На коней, братцы, на коней! – закричала толпа парней. – Где наши кони? В погоню за ними, отбивать! Бей их, бей! Как! Наших девок красть! Бей… души их!..

.....

Подняться наверх