Миф тесен

Миф тесен
Автор книги: Серия: Диалог (Время)     Оценка: 0.0     Голосов: 0     Отзывов: 0 349,99 руб.     (4,66$) Читать книгу Купить и скачать книгу Купить бумажную версию Электронная книга Жанр: Публицистика: прочее Правообладатель и/или издательство: "Издательство "Время" Дата публикации, год издания: 2015 Дата добавления в каталог КнигаЛит: ISBN: 978-5-9691-1406-7 Скачать фрагмент в формате   fb2   fb2.zip Возрастное ограничение: 16+ Оглавление Отрывок из книги

Описание книги

Миф похож на мир тем, что в него можно вселиться и жить. Есть авторы, которые помогают человеку обустроиться в этом доме. А Александр Баунов делает все, чтобы человек не принял узор на обоях за пейзаж. В мире политической литературы он представляет ее живую, художественную часть. Этот жанр можно назвать художественным обществоведением. «Стиль Баунова. Тот случай, когда интеллект доставляет чувственное наслаждение» (Константин Богомолов) .

Оглавление

Александр Баунов. Миф тесен

Введение

Мифологическое сознание и лента новостей

Конспирология как мировоззрение рабов

Русская идея

Россия – спаситель традиций. Новая национальная идея

Русская уникальность

Другой Путин и его новый режим

Сексуальный суверенитет родины как новая внешняя политика России

Пропаганда гомосексуализма, Новый Завет и Государственная дума

Влюбленный в Шекспира. Почему депутаты Госдумы не понимают классику

Новая концепция отечества

Конец Путина-экономиста

У какой черты остановился Владимир Путин

Убийство Немцова и деградация российского авторитаризма

Наши нравы

Погаси мигалку в себе

Что дал «Макдоналдс» России

Чем Путин на «Мерседесе» лучше Ахмадинежада в автобусе

Народ и искусство

Кобзон, БГ и Нопфлер

Как русская церковь упустила свой шанс

Синий камень

Откуда берутся геи в церкви и в церковном сане

О поведении бизнеса

А ну-ка убери свой чемоданчик

Воспитание чувств

Кто святее – Русь или Европа

Как Москва назначила себя самым свободным городом России

Россия в мире

Митинг на Болотной и разбитое корыто

Валютный занавес и конец потребительской революции

Путин как дух ручья

Почему России можно меньше других

Чеченцы в Бостоне

Ревнители и комедианты в Париже, России, везде

Причины и смысл русской Олимпиады

Pussy Riot как новый Малевич

Награда за очернение

За что нас спасли от Ока Саурона

Что Депардье нашел в России

Не хуже других

В инноград, мин херц!

Русские пробки и китайская дорожная революция

России не до смеха

Украина и Россия

Почему Украина не нужна Европе без России

Украинская старушка Европа

Украина и орда снаружи и внутри

Земля и люди

Мир с адским сатаной

Отложенная ассоциация с Украиной

Жизнь других. Русские, украинцы и судьба

Как свет Майдана превратился в огонь

Нормальные страны

Йоулупукки, Христос и апогей европейского единства

Почему убивают в норвежском социальном раю

Как оказаться на лондонском дне

Малыш и Карлсоны

За нашу и вашу цивилизацию

Как задолжать триста миллиардов

Пустыня к западу от России

Мальта, разводы и европейские хвостатые люди

Глас вопиющего в Курилах

Бремя желтых

Главная ошибка Израиля

Рождество без Мессии

Язык

Партия жуликов и воров: филологический анализ

Pussy Riot и «Восстание приборов»

Письмо отменяется

Как древний римский поэт рассказал читателям о новом гаджете

Русский язык против украинской независимости

Рождественский спор об Аллахе

Язык наш – враг их

Зачем в мире много языков и для чего награждать поэтов

С кем поговорить

Месть китайского командора

Почему Чавес не Путин

Франциск. Новый папа, новые времена для церкви

За что в России Тэтчер любят больше, чем на родине

Мандела: революция без экспроприации

Ода на юбилей царя-освободителя

О свадьбе принца Уильяма и необходимости монархии в России

Отрывок из книги

Когда мы слышим слово «миф», мы представляем себе что-то в первую очередь греческое, а если не греческое, то обязательно древнее. Однако миф совсем не свойство древнего мира, не продукт архаического мышления, который в надлежащий черед сменили философия и наука. Наука и философия появились как критика мифа, но не вытеснили его, они и теперь существуют параллельно с мифом. Миф – никакая не фаза, не пройденный этап, его вообще нельзя пройти, миновать, вытеснить. «Все на свете есть миф», – говорил Алексей Лосев. Даже то, что нам кажется политикой, историей и журналистикой. Журналистикой особенно.

Александр Македонский – абсолютно исторический персонаж. Но в мифологии новогреческих моряков – он властитель мира, супруг морской владычицы Горгоны Пречистой. Горгона Пречистая (Горгона-Панагья) встает из моря, останавливает корабль и спрашивает: «Жив ли Александр Великий?» И надо отвечать, что «живет-здравствует и над миром царствует», а то потопят. Но ведь и маршал Жуков, и любое другое «Имя Победы» уже не совсем исторический персонаж, он уже на полпути к Македонскому. И на вопрос: «Стоит ли Россия?» – надо отвечать правильно, а то выдаст волк и сожрет свинья.

.....

Миф обычно раскалывает реальность надвое. Или так: реальность распадается на два мифа. Ты и убогая, и обильная. Могучая и бессильная. Эта страна – против нормальных стран. Хранитель традиций – против западного содома. Европейская Украина против ваты. Это не только про нас. Что ни возьми, со всем так. Пиночет один, а мифологических – два. Первый – герой, победитель чудовищ, второй – сам хтоническое чудовище, временно вырвавшееся из положенного ему Тартара. Один – спаситель Чили от кубинско-советского ада, от карточек и очередей, от дефицита и ГУЛАГа, защитник нормальной жизни, рыночной свободы и автор чилийского экономического чуда. Другой – кровавый палач, солдафон, душитель свободы, гонитель интеллигенции, палач поэтов, фашист – строитель лагерей, человек, при котором в Чили плохо жилось простому народу, потому что тебе ни профсоюзов, ни забастовок, ни социальной системы, а сплошной труд на выживание ради прибылей транснациональных компаний.

Мифическое сознание любую новую информацию спешит пришить к одному из существующих мифов, повесить картину на стенке в своем домике. Что нового ни узнает, норовит повесить, положить, пристроить. В любом сложно устроенном тексте видит то, с помощью чего можно удобно поместить его на знакомую полку.

.....

Подняться наверх