Лирика

Лирика
Автор книги: Серия: Школьная библиотека (Детская литература)     Оценка: 0.0     Голосов: 0     Отзывов: 0 160 руб.     (2,08$) Читать книгу Купить и скачать книгу Купить бумажную версию Электронная книга Жанр: Поэзия Правообладатель и/или издательство: "Издательство "Детская литература" Дата публикации, год издания: 2001 Дата добавления в каталог КнигаЛит: ISBN: 5-08-004020-3 Скачать фрагмент в формате   fb2   fb2.zip Возрастное ограничение: 0+ Оглавление Отрывок из книги

Описание книги

Сборник лирических произведений одного из крупнейших поэтов серебряного века. В него вошли стихотворения из циклов «Город», «Снежная Маска», «Возмездие», «Ямбы», «Родина» и др.

Оглавление

Александр Блок. Лирика

Русская Муза Александра Блока[1]

Из книги первой (1898–1904)

Ante Lucem[2][3] (1898–1900) С.-Петербург – с. Шахматово

«Пусть светит месяц – ночь темна…»

«Луна проснулась. Город шумный…»[4]

«Мне снилась снова ты, в цветах, на шумной сцене…»[6]

Гамаюн, птица вещая[7] (Картина В. Васнецова)

Стихи о Прекрасной Даме[8] (1901–1902)

Вступление («Отдых напрасен. Дорога крута…»)

I. С.-Петербург. Весна 1901 года

«Я вышел. Медленно сходили…»

«Ветер принес издалёка…»

«Душа молчит. В холодном небе…»

«Все бытие и сущее согласно…»

«Кто-то шепчет и смеется…»

II. С. Шахматово. Лето и осень 1901 года

«Небесное умом не измеримо…»

«Они звучат, они ликуют…»

«Одинокий, к тебе прихожу…»

«Предчувствую Тебя. Года проходят мимо…»[9]

«Внемля зову жизни смутной…»

«Прозрачные, неведомые тени…»

«Я жду призыва, ищу ответа…»

«Не жди последнего ответа…»

«Сумерки, сумерки вешние…»[10]

«Ты горишь над высокой горою…»

«Видно, дни золотые пришли…»

«Кругом далекая равнина…»

«Нет конца лесным тропинкам…»

III. С.-Петербург. Осень и зима 1901 года

«Смотри – я отступаю в тень…»

«Пройдет зима – увидишь ты…»

«Встану я в утро туманное…»

«Снова ближе вечерние тени…»

«Скрипнула дверь. Задрожала рука…»

«Зарево белое, желтое, красное…»

«Жду я холодного дня…»

"Ты страстно ждешь, тебя зовут…"

«Вечереющий сумрак, поверь…»

IV. С.-Петербург. Зима и весна 1902 года

«Бегут неверные дневные тени…»

«Там, в полусумраке собора…»

«Я укрыт до времени в приделе…»

«Верю в Солнце Завета…»[11]

«Ты – Божий день. Мои мечты…»

«Там сумерки невнятно трепетали…»

«Жизнь медленная шла, как старая гадалка…»

«На темном пороге тайком…»

«Люблю высокие соборы…»

«Слышу колокол. В поле весна…»

«Мы встречались с тобой на закате…»

«Тебя скрывали туманы…»

V. С. Шахматово. Лето 1902 года

«Брожу в стенах монастыря…»

«Пробивалась певучим потоком…»

«Я, отрок, зажигаю свечи…»

«Я и молод, и свеж, и влюблен…»[12]

«Ужасен холод вечеров…»

«Свет в окошке шатался…»[13]

«Без Меня б твои сны улетали…»

VI. С.-Петербург. Осень – 7 ноября 1902 года

«Я вышел в ночь – узнать, понять…»

«Безрадостные всходят семена…»

«В городе колокол бился…»

Экклесиаст[14]

«При жолтом свете веселились…»

«Явился он на стройном бале…»

«Вхожу я в темные храмы…»

«Разгораются тайные знаки…»

«Мне страшно с Тобой встречаться…»

«Дома растут, как желанья…»

Распутья (1902–1904) С.-Петербург – Bad Nauheim – с. Шахматово

«Я их хранил в приделе Иоанна…»[15]

«Я надел разноцветные перья…»

«Я буду факел мой блюсти…»

«Все кричали у круглых столов…»

«Покраснели и гаснут ступени…»

«Запевающий сон, зацветающий цвет…»

«Я к людям не выйду навстречу…»

«Погружался я в море клевера…»

«Зимний ветер играет терновником…»

«Все ли спокойно в народе?..»

«Мне снились веселые думы…»

«Я был весь в пестрых лоскутьях…»

«По городу бегал черный человек…»

«Ей было пятнадцать лет. Но по стуку…»[17]

Вербная суббота

«Когда я уйду на покой от времен…»

Фабрика

«Мой любимый, мой князь, мой жених…»

Из книги второй[18] (1904–1908)

Вступление

Пузыри земли (1904–1905)

«На перекрестке…»

Болотные чертенятки

Твари весенние (Из альбома «Kindisch»[20]Т. Н. Гиппиус [21])

«На весеннем пути в теремок…»

«Полюби эту вечность болот…»

Пляски осенние[24]

Разные стихотворения (1904–1908)

«Тяжко нам было под вьюгами…»

Моей матери

«Шли на приступ. Прямо в грудь…»[26]

«Не строй жилищ у речных излучин…»

Балаганчик[28]

Поэт

«Старость мертвая бродит вокруг…»[29]

«В туманах, над сверканьем рос…»

Осенняя воля[30]

«Девушка пела в церковном хоре…»

«Там, в ночной завывающей стуже…»

«Утихает светлый ветер…»

«В голубой далекой спаленке…»

«Вот Он – Христос – в цепях и розах…»[31]

Вербочки

Сольвейг[32]

«Прошли года, но ты – все та же…»

Ангел-Хранитель[34]

«Есть лучше и хуже меня…»

«Шлейф, забрызганный звездами…»

Русь[35]

Тишина цветет

«Ты можешь по траве зеленой…»

Балаган[36]

Усталость

«Зачатый в ночь, я в ночь рожден…»

«Она пришла с заката…»

«Твое лицо мне так знакомо…»

Город (1904–1908)

Последний день

«Город в красные пределы…»

«Поднимались из тьмы погребов…»

«В кабаках, в переулках, в извивах…»

«Барка жизни встала…»

«Вися над городом всемирным…»[37]

«Еще прекрасно серое небо…»

«Ты проходишь без улыбки…»

Перстень-страданье

Сытые[41]

«Твое лицо бледней, чем было…»

Незнакомка

«Там дамы щеголяют модами…»

Холодный день

В октябре

«К вечеру вышло тихое солнце…»

Окна во двор

«Хожу, брожу понурый…»

Клеопатра

Снежная маска[43] (1907)

Снега

Снежное вино

Последний путь

Второе крещенье

Ее песни

И опять снега

Маски

В углу дивана

Тени на стене

Насмешница

Они читают стихи

Смятение

Сердце предано метели

На снежном костре

Фаина (1906–1908)

«Вот явилась. Заслонила…»

«Я был смущенный и веселый…»

«Я в дольний мир вошла, как в ложу…»

«Ушла. Но гиацинты ждали…»

Осенняя любовь

1. «Когда в листве сырой и ржавой…»

2. «И вот уже ветром разбиты, убиты…»

3. «Под ветром холодные плечи…»

«В те ночи светлые, пустые…»

Снежная дева

Из цикла «Заклятие огнем и мраком»[46]

1. «О, весна без конца и без краю…»

2. «Приявший мир, как звонкий дар…»

3. «Я неверную встретил у входа…»

5. «Пойми же, я спутал, я спутал…»

6. «В бесконечной дали корридоров…»

7. «По улицам метель метет…»

9. «Гармоника, гармоника!..»

10. «Работай, работай, работай…»

11. «И я опять затих у ног…»

«Всю жизнь ждала. Устала ждать…»

«Когда вы стоите на моем пути…»[48]

«Она пришла с мороза…»

«Я помню длительные муки…»

«Своими горькими слезами…»

Из книги третьей[50] (1907–1916)

Страшный мир (1909–1916)

К Музе

«Под шум и звон однообразный…»

Двойник

«Поздней осенью из гавани…»

На островах

«С мирным счастьем покончены счеты…»

«Дух пряный марта был в лунном круге…»

В ресторане

Демон («Прижмись ко мне крепче и ближе…»)[51]

«Как тяжело ходить среди людей…»[52]

Унижение

Авиатор

«Повеселясь на буйном пире…»

Пляски смерти

1. «Как тяжко мертвецу среди людей…»

2. «Ночь, улица, фонарь, аптека…»

3. «Пустая улица. Один огонь в окне…»

4. «Старый, старый сон. Из мрака…»

5. «Вновь богатый зол и рад…»

«Миры летят. Года летят. Пустая…»

«Есть игра: осторожно войти…»

«Как растет тревога к ночи!..»

«Ну, что же? Устало заломлены слабые руки…»

Жизнь моего приятеля

1. «Весь день – как день: трудов исполнен малых…»

2. «Поглядите: вот бессильный…»

3. «Все свершилось по писаньям…»

4. «Когда невзначай в воскресенье…»

5. «Пристал ко мне нищий дурак…»

6. «День проходил, как всегда…»

7. «Греши, пока тебя волнуют…»

8. «Когда осилила тревога…»

Демон («Иди, иди за мной – покорной…»)

Голос из хора

Возмездие (1908–1913)

«О доблестях, о подвигах, о славе…»[56]

Забывшие тебя

«Она, как прежде, захотела…»

«Я сегодня не помню, что было вчера…»

«Когда я прозревал впервые…»

«Дохнула жизнь в лицо могилой…»

«Весенний день прошел без дела…»

«Ты в комнате один сидишь…»

Шаги Командора

«Как свершилось, как случилось?..»

Ямбы (1907–1914)

«О, я хочу безумно жить…»

«Я ухо приложил к земле…»[59]

«Тропами тайными, ночными…»

«В голодной и больной неволе…»

«Не спят, не помнят, не торгуют…»

«О, как смеялись вы над нами…»[62]

«Я – Гамлет. Холодеет кровь…»

«Так. Буря этих лет прошла…»

«Да. Так велит мне вдохновенье…»

«Земное сердце стынет вновь…»

«В огне и холоде тревог…»

Итальянские стихи (1909)

Равенна[64]

Из цикла «Венеция»

1. «С ней уходил я в море…»

2. «Холодный ветер от лагуны…»

Флоренция[71]

1. «Умри, Флоренция, Иуда…»

2. «Флоренция, ты ирис нежный…»

3. «Страстью длинной, безмятежной…»

4. «Жгут раскаленные камни…»

5. «Окна ложные на небе черном…»

6. «Под зноем флорентийской лени…»

7. «Голубоватым дымом…»

«Искусство – ноша на плечах…»

Благовещение

Успение[81]

Разные стихотворения (1908–1916)

За гробом

Друзьям[83]

Поэты

«Когда замрут отчаянье и злоба…»

«Все это было, было, было…»

Сусальный ангел

Сон

Комета[84]

«Ты помнишь? В нашей бухте сонной…»[87]

«Благословляю все, что было…»

Вячеславу Иванову

«И вновь – порывы юных лет…»

Художник

«О нет! не расколдуешь сердца ты…»

Перед судом

Антверпен

«Похоронят, зароют глубоко…»

«На улице – дождик и слякоть…»

«Ты твердишь, что я холоден, замкнут и сух…»

Арфы и скрипки (1908–1916)

«Свирель запела на мосту…»

«И я любил. И я изведал…»

«Май жестокий с белыми ночами!..»

Три послания

1. «Все помнит о весле вздыхающем…»

2. «Черный ворон в сумраке снежном…»

3. «Знаю я твое льстивое имя…»

Встречной

«Я пригвожден к трактирной стойке…»

«Не затем величал я себя паладином…»

«Опустись, занавеска линялая…»

Через двенадцать лет[94]

1. «Все та же озерная гладь…»

2. «В темном парке под ольхой…»

3. «Когда мучительно восстали…»

4. «Синеокая, Бог тебя создал такой…»

5. «Бывают тихие минуты…»

6. «В тихий вечер мы встречались…»

7. «Уже померкла ясность взора…»

8. «Все, что память сберечь мне старается…»

Утро в Москве

«Как прощались, страстно клялись…»

«Все на земле умрет – и мать, и младость…»

На смерть Комиссаржевской[96]

«Когда-то гордый и надменный…»

«Сегодня ты на тройке звонкой…»

«В неуверенном, зыбком полете…»

«Есть минуты, когда не тревожит…»

Испанке

«В небе – день, всех ночей суеверней…»

«В сыром ночном тумане…»

Седое утро[97]

«Есть времена, есть дни, когда…»

«Ваш взгляд – его мне подстеречь…»

«Как день, светла, но непонятна…»

«Смычок запел. И облак душный…»

«Превратила все в шутку сначала…»

«Была ты всех ярче, верней и прелестней…»

«Разлетясь по всему небосклону…»

«Он занесен – сей жезл железный…»

«Протекли за годами года…»

«За горами, лесами…»

Кармен (1914)

«Как океан меняет цвет…»

«На небе – празелень, и месяца осколок…»

«Есть демон утра. Дымно-светел он…»

«Бушует снежная весна…»

«Среди поклонников Кармен…»

«Сердитый взор бесцветных глаз…»

«Вербы – это весенняя таль…»

«Ты – как отзвук забытого гимна…»

«О да, любовь вольна, как птица…»

«Нет, никогда моей, и ты ничьей не будешь…»

Родина (1907–1916)

«Ты отошла, и я в пустыне…»[99]

«В густой траве пропадешь с головой…»

«Задебренные лесом кручи…»

На поле Куликовом[100]

1. «Река раскинулась. Течет, грустит лениво…»

2. «Мы, сам-друг, над степью в полночь стали…»

3. «В ночь, когда Мамай залег с ордою…»

4. «Опять с вековою тоскою…»

5. «Опять над полем Куликовом…»

Россия

Осенний день

«Дым от костра струею сизой…»[101]

«Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться?..»

На железной дороге[102]

«Приближается звук. И, покорна щемящему звуку…»[105]

Новая Америка[106]

«Ветер стих, и слава заревая…»

Последнее напутствие

«Грешить бесстыдно, непробудно…»

«Петроградское небо мутилось дождем…»

«Я не предал белое знамя…»[111]

«Рожденные в года глухие…»

«Дикий ветер…»

Коршун

Из стихотворений, не вошедших в основное собрание

З. Гиппиус (При получении «Последних стихов»)

Две надписи на сборнике «Седое утро»[113]

1. «Вы предназначены не мне…»

2. «Едва в глубоких снах мне снова…»

Пушкинскому Дому[114]

Отрывок из книги

Начало жизни Александра Блока (1880–1921) не предвещало того драматического напряжения, каким она будет исполнена в его зрелые годы. Поэт впоследствии писал в одной статье о «музыке старых русских семей», в этих словах звучала благодарная память об атмосфере дома, где рос он сам, о «светлом» деде с материнской стороны – Андрее Николаевиче Бекетове, знаменитом ботанике и либеральном ректоре Петербургского университета, как и вся семья, души не чаявшем во внуке. Бекетовы были неравнодушны к литературе, не только много читали, но и сами писали стихи и прозу или, во всяком случае, занимались переводами.

Одно из первых стихотворений, выученных мальчиком наизусть, – «Качка в бурю» Якова Полонского. Оно, может быть, привлекло его потому, что в некоторых строфах словно бы отразилась беспечальная обстановка его собственного детства:

.....

Рисующийся в его лирике «страшный мир» – это не столько даже социальная действительность той поры, хотя поэт и впрямь относится к ней резко отрицательно, сколько трагический мир мятущейся, изверившейся и отчаявшейся души, испытывающей все возрастающее «атмосферное давление» эпохи:

Определение «певец любви» применительно к Блоку выглядит особенно банально.

.....

Подняться наверх