Дождь для Данаи (сборник)

Дождь для Данаи (сборник)
Автор книги:     Оценка: 0.0     Голосов: 0     Отзывов: 0 349 руб.     (4,59$) Читать книгу Купить и читать книгу Купить бумажную версию Электронная книга Жанр: Современная русская литература Правообладатель и/или издательство: АСТ Дата добавления в каталог КнигаЛит: ISBN: 978-5-17-064475-9, 978-5-271-26443-6 Возрастное ограничение: 0+ Оглавление Отрывок из книги

Описание книги

Александр Иличевский, физик-теоретик по образованию, и в литературе остается ученым: его задача не только изобразить, но и познать. «Дождь для Данаи» – сборник текстов самой различной тематики: от городских очерков и путевых заметок до анализа текстов Пушкина и Чехова. Все они объединены необычной оптикой автора, именно она диктует причудливые сюжеты и дает ключ к пониманию его прозы.

Оглавление

Александр Иличевский. Дождь для Данаи (сборник)

Деньги как реальность

Плавни

Гуси

Поднять руки

Гать и список

Пластинка

Цветной воздух

Три войны

Арбузы и сыр

Сирень и бабочки

Laburnum Anagyroides[1]

Труд Чехова. Суббота

Об одном столе, который был картой

Чистый смысл

Скука как интерес

Гуш-мулла[2]

Маршрут. Движение стекла

«Путешественник просит пить»

Сновидение как анестезия

Кукла как упаковка пустоты

Дерево как книга линий

Метафизика крика и метафизика плача

Биография поэта как факт языка

Сдать Москву Родине

Русский язык как сознание

О «Сохрани мою речь навсегда…»

Attendez!

Буква и слово как мертвое и живое

Пейзаж человека

Хвала теории. К Столетию Дау

Опыт геометрического прочтения

Книжная полка

Всеединство и метафора

Александр Гольдщтейн возвращается домой

Объяснительная записка о Елене Фанайловой

Tulipa Singeri, или «Цветы Иерусалима» [63]

Отрывок из книги

Итак, вчера мы вернулись из путешествия, за спиной 4386 км, маршрут такой: Киев, Приднестровье, Молдавия, Одесса, Николаев, Херсон, Красноперекопск, Симферополь, Новый Свет, Балаклава, Харьков, Курск, домой.

В Киеве превосходно погуляли. Великий и великолепный город: просторный, древний, распашной, как бы парящий над затяжным днепровским разливом, над лесистыми, мистерийными берегами. Поразил именно простор этого города, причем не искусная выверенность пространства, которой города славятся, а его простая щедрость, его избыток, организованный только ландшафтом. Киев показался очевидно нерусским городом; впервые я ощутил славянство в более или менее ясном виде.

.....

Плавни! Это могучая стихия, населенная дикими котами, выдрами, опустошающими иногда птичник, ондатрами, камышовыми курочками, которых Надина кошка, флегматичная до обморока Дуня, часто притаскивает своему выкормышу – черному бойкому щенку Коке. Водяных ужей Надины куры охаживают смело, будто червяков: зажав в клюве, молотят, хлещут их об землю, пока тех не контузит. Вода по колено выходит из камышей к самому птичнику и наполняет вонючую заводь, огороженную проволочной изгородью.

В общем, дом и двор завораживали напрочь, потому что находились на краю мира. В детстве мне часто хотелось оказаться на сказочном краю земли, отчасти потому я и полюбил так море. Внешнее пространство – непроходимая, величественная стихия – было подобно близкой тайне: камышовая египетская тьма, в которую в Судный день иудеи прогоняли козла отпущения. Прогоняли по жребию, возложив все грехи народа – говоря: «Лех зе Азазел» – «Иди к Азазелу»: к темному духу, обитавшему в нильских плавнях.

.....

Подняться наверх