Аксенов

Аксенов
Авторы книги:     Оценка: 0.0     Голосов: 0     Отзывов: 0 199 руб.     (2,63$) Читать книгу Купить и читать книгу Купить бумажную версию Электронная книга Жанр: Биографии и Мемуары Правообладатель и/или издательство: "Издательство АСТ" Дата публикации, год издания: 2011 Дата добавления в каталог КнигаЛит: ISBN: 978-5-17-075118-1 Возрастное ограничение: 0+ Оглавление Отрывок из книги

Описание книги

Книга «Аксенов» Александра Кабакова и Евгения Попова – больше чем мемуары. Это портрет Художника на фоне его Времени, свободный разговор свободных людей о близком человеке, с которым им довелось дружить многие годы бурной, гротескной, фантасмагорической советской и постсоветской жизни. Свидетельства из первых уст, неизвестные истории и редкие документы опровергают устоявшиеся стереотипы восприятия и самого писателя, и его сочинений.

Оглавление

Александр Кабаков. Аксенов

Глава первая. О чем, собственно, речь?

Приложение

Глава вторая. Когда был Вася маленький…

Приложение

Глава третья. Стиляга Вася

Приложение

Глава четвертая. Аксенов-блюз

Приложение

Глава пятая. Аксенов и начальники страны

Приложение

Глава шестая. Аксенов и его политика

Приложение

Глава седьмая. Как Аксенов из шестидесятников вышел

Приложение

Глава восьмая. «Крутой мэн» Аксенов, или Подлинная история альманаха «Метрополь»

Приложение

Глава девятая. Главная книга «Строгого юноши»

Приложение

Глава десятая. Мы, подаксеновики

Приложение

Глава одиннадцатая. Аксенов International

Приложение

Глава двенадцатая. Всемирность и провинциальность Аксенова

Приложение

Глава тринадцатая. Аксенов и богатство

Приложение

Глава четырнадцатая. «Вы ведь, Аксенов, советский человек?»

Приложение

Глава пятнадцатая. Православие и вольтерьянство христианина Аксенова Василия

Приложение

Глава шестнадцатая. Писатель Писателевич Аксенов

Приложение

Глава семнадцатая. Аксенов глазами женщин

Приложение

Глава восемнадцатая. Аксенов и его сухой закон

Приложение

Глава девятнадцатая. Василий. Старость вообще и смерть в частности

Приложение

Глава двадцатая. Мертв ли Аксенов?

Приложение

Глава двадцать первая. Василий Павлович и его друзья

Приложение

Кто упоминается в беседах

Иллюстрации

Отрывок из книги

ЕВГЕНИЙ ПОПОВ: Ну… все это совершенно не так. Я вот смотрю в окно и вижу, что там действительно всё в снегу, но прохожие с благостными лицами просятся на рождественскую открытку, и никакого конца света нет, а есть праздник по новому стилю, и приближается Рождество Христово. И даже мы можем… немного… праздник встретить… Но при этом, уважая тебя как собеседника, я готов согласиться: давай о судьбе. Хотя зачем ты Фолкнера приплел – неизвестно. Так, для культуры… Значит, о судьбе. Тут я с тобой согласен: выбор правильный, Аксенов есть самый настоящий русский Писатель Писателевич, даже типичного профессионального происхождения – из врачей. И литературный профессионал просто с юных самых лет… В общем, выбор правильный. Но пафос я бы снизил. Мол, не только об Аксенове, но о времени и о себе… Просто нам действительно очень хочется его вспомянуть: а как мы еще вспомянем, мы ж тоже профессиональные писатели? Значит, просто рюмкой не получится, надо создавать текст… И так действительно сложилось, что с семидесятых мы дружили с ним… как бы по отдельности дружили, между собой даже знакомы сначала не были, а с ним дружили. Это не наша заслуга – а может быть, и наша, – но получилось, что мы его долго видели с разных сторон, в объеме… В общем, про судьбу – давай про судьбу.

А.К.: Я думаю, что мы теперь самые молодые из живых его друзей. И мы – опять скажешь «пафос» – просто обязаны… как сказать? Обязаны ему за его дружбу.

.....

А.К.: И эта студенческая поэзия – она ведь не из воздуха возникла. Евгения Семеновна Гинзбург, повторяю, была не просто заурядная интеллигентная девушка, а высокой пробы литератор. Какой она была бы, оставаясь просто интеллигентной девушкой из хорошей семьи, читай в «Московской саге». Революционная гражданка Циля Розенблюм – это Евгения Семеновна, но без литературной составляющей собственной натуры. А с литературной составляющей – совсем другое дело. Я ведь почему в эту тему уперся? Потому что ведь нам он в конце концов интересен только как писатель.

Е.П.: Как и ему, пожалуй, в жизни интересно было в конечном итоге только писательство. А там… да… марксистка Розенблюм… командарм Градов… двадцатые годы.

.....

Подняться наверх