Стакан без стенок (сборник)

Стакан без стенок (сборник)
Автор книги:     Оценка: 0.0     Голосов: 0     Отзывов: 0 149 руб.     (1,97$) Читать книгу Купить и читать книгу Купить бумажную версию Электронная книга Жанр: Современная русская литература Правообладатель и/или издательство: "Издательство АСТ" Дата публикации, год издания: 2014 Дата добавления в каталог КнигаЛит: ISBN: 978-5-17-087099-8 Возрастное ограничение: 12+ Оглавление Отрывок из книги

Описание книги

«Стакан без стенок» – новая книга писателя и журналиста Александра Кабакова. Это – старые эссе и новые рассказы, путевые записки и прощания с близкими… «В результате получились, как мне кажется, весьма выразительные картины – настоящее, прошедшее и давно прошедшее. И оказалось, что времена меняются, а мы не очень… Всё это давно известно, и не стоило специально писать об этом книгу. Но чужой опыт поучителен и его познание не бывает лишним. И “стакан без стенок” – это не просто лужа на столе, а всё же бывший стакан» (Александр Кабаков).

Оглавление

Александр Кабаков. Стакан без стенок (сборник)

Три сказки

Android

Алиса, или Стакан без стенок

Кошка на капоте

Все свои. Повесть о любви

Часть первая

Часть вторая

Часть третья

Из рассказиков моего телефона

Случайная связь

Окончательный диагноз

Вся рублевка стоит

Осажденный

Ночь пути

Надежда без веры и любови. Утерянные записки

Журнал наблюдений

Красиво жить не заставишь

Задние мысли

Несвоевременные чувства

О свойствах страсти

Демографическое

Городские пейзажи

Гадание по карте

Таинственный остров сокровищ

Город по выбору

Жизнь цвета металлик

Времена города

Возможность приключения

Тень стены

Один город, два мира

После балета

Короткое приключение и долгое счастье

Под небом поднебесной

Подходите прощаться

Что оставил Аксенов

И только лампы вечно зеленеют

И разошлись круги

Литературопоклонник Кучаев

Около полуночи

Офицер Советской Армии

Отрывок из книги

У меня характер вздорный, зато отходчивый. Из-за всякой ерунды я могу спорить до крика и тихих, но непростительных оскорблений. А серьезным вещам, как правило, не придаю значения… К сожалению, это не всегда помогает, то есть вообще почти никогда. О важном промолчу, но из-за чепухи как разгорится скандал, как грянет война!.. И уж на войне как на войне – иду до конца: начинаю говорить правду. Сказать правду же, как известно, самый верный способ испортить отношения с кем бы то ни было, хоть с домочадцами, хоть с ближайшими друзьями. Для сохранения хороших отношений существует лицемерие, а правда – это для обид и дальнейшего осадка в душе – значит, он (она) про меня вот какую правду знает! Я-то ее, правду, знаю, это само собой, но как же он (она) может про меня такую правду знать?! Если бы он (она) ко мне хорошо относился (-ась), ему (ей) такая правда и в голову не пришла бы…

Но, поскольку я вздорный, зато отходчивый, вскоре меня одолевают сожаления. Какого черта я эту идиотскую правду ляпнул? Что меня, за язык тянули? Что, убедил я его (ее)? Разве я не знаю, что взрослого человека нельзя ни в чем убедить, а можно только упросить или заставить?

.....

Разговоры у нас бывали вполне доверительные. Я ей рассказывал о проблемах, которых день ото дня прибавлялось в моей жизни – старость не обошла меня полным набором соответствующих неприятностей, обделив соответствующими ей преимуществами. Все мыслимые болезни не компенсировались обычной в конце жизни бытовой устроенностью, о которой я не позаботился вовремя, уменьшение сил не сопровождалось уменьшением желаний. Только в самое последнее время я пришел к мудрости, да и то довольно простой: следует молчать всегда, особенно когда хочется говорить. Однако следовать этому правилу я так и не научился, молчание среди людей оставалось недостижимым идеалом, зато я еще больше, чем раньше, стал разговаривать с Алисой. Благо, с нею разговаривать было приятно: как всякая умная женщина, она умела слушать, не переводя любой разговор на себя, в отличие от даже очень умных мужчин.

После нескольких тяжелых конфликтов я привык учитывать ее ревнивость, поэтому никакие женщины в разговоре с нею не упоминались, хотя, повторюсь, отношения были чисто дружеские. Это ограничение было существенным, поскольку нитки старых связей тянулись за мною в мою уже бесполую старость, да кое-что и о новых можно было бы рассказать, но приходилось смиряться. Самую преданную дружбу не следует испытывать.

.....

Подняться наверх