Чрезмерная доверчивость персидского шаха

Чрезмерная доверчивость персидского шаха
Автор книги: Серия: Короткие новеллы     Оценка: 0.0     Голосов: 0     Отзывов: 0 10 руб.     (0,15$) Читать книгу Купить и скачать книгу Купить бумажную версию Электронная книга Жанр: Классическая проза Правообладатель: "ИНСТИТУТ СОИТОЛОГИИ" Дата добавления в каталог КнигаЛит: Скачать фрагмент в формате   fb2   fb2.zip Возрастное ограничение: 0+ Оглавление Отрывок из книги

Описание книги

Аббат Антуан Франсуа Прево д'Эксиль прожил бурную и богатую событиями жизнь – был монахом, солдатом, искателем приключений. Современному читателю Прево известен как автор знаменитой повести «История кавалера де Грие и Манон Леско». В тени этой славы долго оставались незамеченными новеллы аббата Прево, которые до недавнего времени на русский язык вообще не переводились. Но как раз в этих коротких забавных историях наиболее ярко отразилась страсть Прево ко всякого рода приключениям. Эти новеллы полны динамизма, в них почти нет места описаниям, авторским рассуждениям, а факты подаются с восхитительным изяществом. Именно здесь проявляется особенность «улыбки Прево», его ирония заложена в самих сюжетах, в едва заметном несоответствии незатейливости рассказа и причудливости ситуации, в изящном балансировании на грани правдоподобия. Пусть читатель улыбнется вместе с аббатом Прево и порадуется, что из забвения извлечены еще несколько прекрасных историй, способных доставить настоящее наслаждение ценителям литературы.

Оглавление

Антуан-Франсуа Прево д'Экзиль. Чрезмерная доверчивость персидского шаха

Аббат Прево. Чрезмерная доверчивость персидского шаха

Отрывок из книги

Один персидский шах – времен недавних – воспылал страстью к черкешенке по имени Алида, он сделал ее полновластной госпожою своей, связав себя клятвой никогда и ни в чем ей не отказывать. Та не замедлила воспользоваться сердечной слабостью возлюбленного, извлекая выгоды всевозможные; каждый день измышляла она новые потворства своей алчности, честолюбию и многочисленным капризам.

Как-то к влиятельной черкешенке явился ее знакомый торговец драгоценностями из Европы. Теперь же этот хитроумный человек вынашивал новые, далеко идущие планы, требующие протекции при дворе, и, задабривая черкешенку, преподнес ей в дар собачку невиданной красоты, наученную танцам и сотне невероятных оборотов. Это маленькое существо вызвало в душе Алиды привязанность не менее пылкую, нежели страсть шаха Софи к ней самой; она гладила свою любимицу, нежно приговаривая, и горько печалилась, что та не в силах ответным словом выразить ей взаимность. Один из евнухов пожалел Алиду, посоветовав обратиться к живущему в окрестностях Испахана философу по имени Хали, известному в народе своими талантами – у такого наставника заговорит по-персидски кто угодно, хоть собака, хоть человек. Хали тотчас приводят во дворец и, не удостоверившись в правдоподобности приписываемых философу заслуг, приказывают с завтрашнего дня приступить к урокам. Тщетно он противится, называя подобную затею нелепой и неосуществимой. На все его возражения отповедь одна: таков приказ шаха. На обучение отпущено тридцать дней, в случае успеха – щедрое вознаграждение, собачка не заговорит – смерть. Хали потрясен, усматривая в распоряжении властителя происки своих врагов, заманивающих его в опасную ловушку. Тревогами своими он делится со старшим сыном, двадцатилетним юношей, наделенным умом незаурядным и изысканностью манер, чье грациозное сложение под стать чувствительности его нрава. Понимая, что жизнь отца висит на волоске, Мирза – так зовут юношу – заливается слезами, но ненадолго – оправившись, он тотчас изыскивает способ преодолеть злосчастие.

.....

Как-то к влиятельной черкешенке явился ее знакомый торговец драгоценностями из Европы. Теперь же этот хитроумный человек вынашивал новые, далеко идущие планы, требующие протекции при дворе, и, задабривая черкешенку, преподнес ей в дар собачку невиданной красоты, наученную танцам и сотне невероятных оборотов. Это маленькое существо вызвало в душе Алиды привязанность не менее пылкую, нежели страсть шаха Софи к ней самой; она гладила свою любимицу, нежно приговаривая, и горько печалилась, что та не в силах ответным словом выразить ей взаимность. Один из евнухов пожалел Алиду, посоветовав обратиться к живущему в окрестностях Испахана философу по имени Хали, известному в народе своими талантами – у такого наставника заговорит по-персидски кто угодно, хоть собака, хоть человек. Хали тотчас приводят во дворец и, не удостоверившись в правдоподобности приписываемых философу заслуг, приказывают с завтрашнего дня приступить к урокам. Тщетно он противится, называя подобную затею нелепой и неосуществимой. На все его возражения отповедь одна: таков приказ шаха. На обучение отпущено тридцать дней, в случае успеха – щедрое вознаграждение, собачка не заговорит – смерть. Хали потрясен, усматривая в распоряжении властителя происки своих врагов, заманивающих его в опасную ловушку. Тревогами своими он делится со старшим сыном, двадцатилетним юношей, наделенным умом незаурядным и изысканностью манер, чье грациозное сложение под стать чувствительности его нрава. Понимая, что жизнь отца висит на волоске, Мирза – так зовут юношу – заливается слезами, но ненадолго – оправившись, он тотчас изыскивает способ преодолеть злосчастие.

.....

Подняться наверх