Все романы в одном томе (сборник)

Все романы в одном томе (сборник)
Автор книги: Серия: Легендарная классика     Оценка: 0.0     Голосов: 0     Отзывов: 0 439 руб.     (6,89$) Читать книгу Купить и скачать книгу Купить бумажную версию Электронная книга Жанр: Социальная фантастика Правообладатель и/или издательство: "Агентство ФТМ, Лтд." Дата публикации, год издания: 1934 Дата добавления в каталог КнигаЛит: ISBN: 978-5-17-083052-7 Скачать фрагмент в формате   fb2   fb2.zip Возрастное ограничение: 16+ Оглавление Отрывок из книги

Описание книги

В этот сборник – впервые на русском языке – включены ВСЕ романы Оруэлла. «Дни в Бирме» – жесткое и насмешливое произведение о «белых колонизаторах» Востока, единых в чувстве превосходства над аборигенами, но разобщенных внутренне, измученных снобизмом и мелкими распрями. «Дочь священника» – увлекательная история о том, как простая случайность может изменить жизнь до неузнаваемости, превращая глубоко искреннюю Веру в простую привычку. «Да здравствует фикус!» и «Глотнуть воздуха» – очень разные, но равно остроумные романы, обыгрывающие тему столкновения яркой личности и убого-мещанских представлений о счастье. И, конечно же, непревзойденные «1984» и «Скотный Двор».

Оглавление

Джордж Оруэлл. Все романы в одном томе (сборник)

Дни в Бирме

Дочь священника

Глава I

Глава II

Глава III

Глава IV

Глава V

Да здравствует фикус!

Глотнуть воздуха

Часть первая

Часть вторая

Часть третья

Часть четвертая

Скотный Двор

Глава I

Глава II

Глава III

Глава IV

Глава V

Глава VI

Глава VII

Глава VIII

Глава IX

Глава X

1984

Часть первая

Часть вторая

Часть третья

Приложение. О новоязе

Отрывок из книги

У По Кин, старший судья Кьяктады, Верхняя Бирма[1], сидел на веранде. Было лишь полдевятого утра, но утро было апрельским, и наплывавшая жара уже грозила зноем томительных дневных часов. Редкие вздохи ветерка, казавшегося в духоте даже прохладным, покачивали гроздья свисающих с карниза еще росистых орхидей. За орхидеями виднелся пыльный кривой ствол пальмы, а далее – синее ослепительное небо. В нестерпимо режущей глаз солнечной вышине кружила стая едва различимых парящих грифов.

Застыв громадным фарфоровым божком, У По Кин пристально, не мигая, глядел на солнце. Немолодой и такой грузный, что уж давно не мог самостоятельно вставать со стула, он, однако, выглядел вполне ладным, даже красивым в своей тучности – у бирманцев плоть с возрастом не оплывает буграми складок, как у белых, а гладко наливается, подобно спелым плодам. Все его одеяние состояло из обычного в местном быту клетчатого изумрудно-малинового аракнезского лонджи[2]; в пол упирались босые пухлые ступни очень кривых коротких ног с пальцами одинаковой длины. Голова была наголо обрита, глаза на широком, без единой морщины лице темнели рыжим янтарем. Угощаясь листьями из стоявшего на столе лакированного ларчика, У По Кин жевал бетель и думал о прожитых годах.

.....

Флори посадил петуха на перила веранды. Лицо его побледнело, и отметина обозначилась еще резче. По ребрам будто бритвой полоснул ледяной спазм. В проеме спальни появилась Ма Хла Мэй; опустив голову, она глядела из-под нахмуренных бровей.

– Тхэкин, – произнесла она тихо, с ощутимой мрачной настойчивостью.

.....

Подняться наверх