От золотого тельца до «Золотого теленка». Что мы знаем о литературе из экономики и об экономике из литературы

От золотого тельца до «Золотого теленка». Что мы знаем о литературе из экономики и об экономике из литературы
Автор книги:     Оценка: 0.0     Голосов: 0     Отзывов: 0 319 руб.     (4,52$) Читать книгу Купить и скачать книгу Купить бумажную версию Электронная книга Жанр: Языкознание Правообладатель и/или издательство: Corpus (АСТ) Дата публикации, год издания: 2018 Дата добавления в каталог КнигаЛит: ISBN: 978-5-17-108970-2 Скачать фрагмент в формате   fb2   fb2.zip Возрастное ограничение: 0+ Оглавление Отрывок из книги

Описание книги

Стремление к богатству или неспособность справиться с финансовыми проблемами гораздо чаще, чем принято думать, становятся двигателем сюжета, определяют поведение и характеры героев Шекспира и Достоевского, Гете и Стейнбека, Диккенса и Ремарка. Прибыль, кредит, инфляция в великих романах нередко играют на равных с любовью и ненавистью, честью и мужеством. Об этом рассказывает в своей книге Елена Чиркова, предлагая взглянуть на литературу с точки зрения ее экономического содержания. Елена Чиркова – доцент Школы финансов факультета экономических наук Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

Оглавление

Елена Чиркова. От золотого тельца до «Золотого теленка». Что мы знаем о литературе из экономики и об экономике из литературы

Введение. Несколько слов о гармонии экономики и эстетики

Глава первая. «Не счесть жемчужин в море полуденном» Экономический трактат «Тысяча и одна ночь»

Глава вторая. «Я в плен попал, и в рабство продан был…» Работорговля в мировой литературе

Глава третья. «Хлопок правит миром» Рабовладение и плантационное хозяйство в США XIX века

Глава четвертая. «Когда муж умирает, жене положено освободить родовое поместье» Майорат в европейской литературе XIX века

Глава пятая. «Тюльпаны прекраснее всех цветов…» «Голландская болезнь» в романе Александра Дюма «Черный тюльпан»

Глава шестая. «С билетами всегда вы налегке, они удобней денег в кошельке» Одна из первых попыток выпуска бумажных денег в трагедии Гёте «Фауст» и «Персидских письмах» Монтескье

Глава седьмая. «Весь мир станет одной большой семьей, будет говорить на одном языке и верить в единого бога» Железнодорожная лихорадка в английской литературе середины XIX века

Глава восьмая. «Можно будет наживать миллиарды и миллиарды…» Анатомия финансового пузыря в романе Эмиля Золя «Деньги»

Глава девятая. «Золото кормит, золото поит, золото нагишом водит» Кто озолотился на золотых лихорадках?

Глава десятая. «На наличные деньги он берет рубль двадцать пять копеек, в долг – три рубля и целковый» Ростовщики и их процентная ставка в мировой литературе

Глава одиннадцатая. От сумы и от тюрьмы… Банкротство и долговая тюрьма в русской и английской литературе XIX века

Глава двенадцатая. «Из всех земных благ есть только одно, достаточно надежное, чтобы стоило человеку гнаться за ним. Это… золото» Ростовщики, жмоты, транжиры и долговая тюрьма у Бальзака

Глава тринадцатая. «Занятое либо проиграно, проезжено, прожито, проедено, пропито, про… или раздарено, потеряно в огне или воде» Гибель «дворянских гнезд» в русской литературе XIX века

Глава четырнадцатая. «Закон – что конь: куда надо – туда и вороти его» Коррупция в русской литературе XIX века

Глава пятнадцатая. «Он считал недопустимым красть лишь в том случае, если подобный акт стяжания или наживы так и назывался – кражей» Биография крупного американского дельца в романе «Финансист» Теодора Драйзера

Глава шестнадцатая. «И каждый раз вы находите новый выводок инвесторов…» Эптон Синклер в романе «Дельцы» про обман миноритарных акционеров

Глава семнадцатая. «Умную гориллу можно было бы натренировать…» Автоматизация производства и внедрение конвейера в литературе начала XX века

Глава восемнадцатая. «Радио вместо фисгармонии» «Ревущие двадцатые» в английской и американской литературе

Глава девятнадцатая. «Счастье всегда нас ждет только завтра…» Великая экономическая депрессия в творчестве Хораса Маккоя, Эрскина Колдуэлла и Джона Стейнбека

Глава двадцатая. «Около двух с половиной кило бумажных денег» Гиперинфляция в Германии и Австрии глазами Ремарка, Цвейга и Канетти

Глава двадцать первая. «И по Москве вскоре загудел слух, что Чичиков – триллионщик» Натуральный обмен и гиперинфляция в РСФСР в советской литературе

Глава двадцать вторая. «Жил на свете частник бедный…» Атмосфера нэпа в советской литературе

Отрывок из книги

Порой в романе можно обнаружить такое потрясающее описание экономических реалий и процессов, какого не встретишь и в научном тексте. Художественно-экономические книги – назовем их так – я бы поделила на три разряда. Первый – это книги-аллегории, в которых современный читатель без специальных знаний экономическое содержание никогда не выцепит, если ему не подсказать. Например, «Путешествия Гулливера» (1726–1727) – это рассказ о Войне за испанское наследство между Англией и Испанией в начале XVIII века.

А, скажем, «Удивительный волшебник из страны Оз» Фрэнка Баума (1900), тот самый, что переписан в виде «Волшебника Изумрудного города» нашим Александром Волковым, представляет собой спор в аллегорической форме о том, какой денежный стандарт лучше: золотой или двойной, когда обращаются и золото, и серебро, – последний еще называют биметаллическим. Во второй половине XIX века американский доллар обеспечивался только золотом, что делало его очень сильным. Упрощенно говоря, укрепляющаяся валюта выгодна кредиторам, так как кредит не обесценивается, но не выгодна заемщикам, так как занятое отдавать тяжело. «Народные» политики (тогда в США существовала Народная партия) ратовали за переход с золотого стандарта на двойной. Под дополнительное серебряное обеспечение предлагалось эмитировать новые бумажные деньги. Доллар бы чуть-чуть ослаб, но не обесценился резко, а фермерам – основным заемщикам в стране – стало бы легче.

.....

Купечество – это привилегированный слой. Когда в одной из сказок Маруф-башмачник переезжает из Каира в другой город, где его никто не знает, и превращается в купца, он одалживает крупные суммы в ожидании каравана, который якобы должен прийти вслед за ним. Деньги эти столь велики, что местные охотно верят, будто Маруф – богач похлеще самого местного царя, хотя никаких доказательств этому нет и все его впервые видят. Маруфа разоблачают так: одолженное он раздает как милостыню, а купцы, по мнению местных, не бывают щедрыми, «у них ткани годами лежат, купцы выжидают, чтобы продать их с прибылью». Действительно, в седьмом путешествии Синдбада шейх, зазывающий его на рынок, чтобы продать лодку морехода из сандалового дерева – последнее, что у него осталось после всех перипетий странствия, обещает, что, если лодка не принесет того, чем бы Синдбад был доволен, он будет держать ее в своей кладовой «до тех пор, пока не придут дни для купли и продажи».

В сказках описано и то, как на рынках торгуются за уникальный товар. Зачастую это аукцион, который организует местный зазывала. Через аукционные торги продаются все невольники и невольницы. Таким способом Синдбад и продает свою лодку – сходятся купцы и начинают набавлять за нее цену, а потом «перестают набавлять». В этот момент на авансцене появляется шейх, заявляет, что «такова цена твоего товара в дни, подобные этим», и интересуется, продаст ли Синдбад лодку сейчас или станет ждать, пока не придет «время увеличения ее цены». Синдбад оставляет решение за старцем. Тогда шейх предлагает ему 100 динар золотом сверх того, что дали за лодку купцы: оказывается, шейх сам хотел лодку, а аукцион был нужен, чтобы показать, что он не собирался обманывать гостя и готов был платить рыночную цену.

.....

Подняться наверх