Белые на фоне черного леса

Белые на фоне черного леса
Автор книги:     Оценка: 0.0     Голосов: 0     Отзывов: 0 249,99 руб.     (3,39$) Читать книгу Купить и скачать книгу Купить бумажную версию Электронная книга Жанр: Современная русская литература Правообладатель и/или издательство: WebKniga Дата публикации, год издания: 2018 Дата добавления в каталог КнигаЛит: ISBN: 978-5-9691-1745-7 Скачать фрагмент в формате   fb2   fb2.zip Возрастное ограничение: 16+ Оглавление Отрывок из книги

Описание книги

Автор горячо принятых читателями и критикой романов «Эффект Ребиндера» и «Там, где течет молоко и мед» представляет на этот раз абсолютно невероятную и при этом основанную на реальных событиях повесть. До глубины души потрясает страшная своей обыкновенностью детективная история о сиротстве, насилии, усыновлении, любви, жизни в детдоме, о детских и недетских судьбах, спасенных чудом, милосердием и отчаянной храбростью.

Оглавление

Елена Минкина-Тайчер. Белые на фоне черного леса

Пролог. Странная девочка. Калуга. Август 2013 года

Алина Карловна Краузе. Калуга. Октябрь 2005 года

Надька-шалава. Калужская область. Ноябрь 2006 года

Баба Таня. Калужская область. Ноябрь 2006 года

Автобус. Калужская область. Октябрь 2005 года

Детская городская больница. Калуга. Апрель 2006 года

Три круга вокруг дома. Калуга. Весна 2006 года

Тетя Наташа, Алина Карловна и Света. Калуга. Июнь 2007 года

Опекун. Калуга. Лето 2007 года

Моя подруга Дженнифер. Нью-Йорк. Лето 2011 года

Белла-Бусенька и другие. Израиль. Лето 2011 года

Опять мальчик! Калуга. Лето 2011 года

Дженни Коэн. Нью-Йорк. Лето 2012 года

К вопросу о детской психологии. Израиль. Август 2013 года

«…когда замысел весь уже ясен». Калуга. Июнь – август 2013 года

Стратегия и тактика. Нью-Джерси – Северная Каролина. Июнь 2013

Выйти из ада. Торонто. Август 2013 года

Эпилог. Северная Каролина. Январь 2014 года

Отрывок из книги

Я вам так скажу, товарищ милиционер, ой простите, гражданин полицейский, я вам скажу определенно – девчонка была очень странная! Я сразу заметила, хотите верьте, хотите нет. Правда, я недавно в отделе игрушек работаю – начальство распорядилось перевести из нижнего белья. Мол, нечего старую тетку держать в таком завлекательном отделе, им там Мерлин Мурло подавай, а что человек честно трудился столько лет, ни разу про больничный не заикнулся, кто это ценит сегодня! В белье, конечно, оборот другой, и зарплата выше, и прогрессивка, да еще при сегодняшних фасонах. На одних лифчиках состояние можно сколотить. Тем более универмаг у нас известный, тут тебе и кинозалы, и кафе, одно слово – «Московский». Ох, грешна, разболталась, не успеешь оглянуться, обида сердце выест. Бог с ним, пусть молодые девки богатеют, все одно с собой не унесешь.

Так вот, девчонка эта как раз у меня в отделе и слонялась. Как я могла не заметить, когда она битый час с куклами обнималась? Возьмет на руки и качает, качает да еще песенку мычит. Как – что странного? Сегодня такие красотки уже на лифчики заглядываются, трусы кружевные им подавай, а она с куклами! На вид лет двенадцать, не меньше, уж я-то на людей насмотрелась. И, главное, никуда не спешит, ничего не покупает, вроде ждет кого-то. Ходит взад-вперед, то плюшевую собаку погладит, то игру откроет. А что, спрашивается, открывать, когда на коробке и так все понятно нарисовано. Раньше хоть прикрикнуть можно было – мол, хватит без спросу трогать да пачкать, а сегодня продавец, считай, не человек. Иногда такого забалованного ребенка приведут – по всему отделу бегает, машинки по две тыщи на пол швыряет, а ты только стой и улыбайся. Скоро кланяться начнем, право слово. По годам я могла бы на пенсию выйти, да разве на нее проживешь! Копейки пересчитывать на старости лет. Да и опыт у меня в торговле немалый, все ж таки людям польза. Заведующий так и сказал: «С вашим, Тамара Ивановна, опытом, у нас никакой товар не залежится».

.....

Его звали старший лейтенант Пронин. Вполне заурядная фамилия, почти из анекдота, а имени, как ни смешно, я вообще никогда не узнала. Он заявился днем, нагло вломился на кухню якобы для знакомства с новыми жильцами, хотя я сразу сказала, что взрослых дома нет, и стал деловито осматриваться, даже пощупал для чего-то ткань занавески. А потом, не меняясь в лице, протянул жесткую с нечистыми ногтями руку к моей левой груди и сжал сосок. Почему я не закричала, не стала царапаться и кусаться?! Почему стояла как вкопанная и даже пыталась улыбнуться?

Папа всегда боялся милиционеров. Все жители в нашем бараке боялись, замирали от смертного ужаса стоило кому-то в форме и фуражке перешагнуть порог. Хотя я помню только конец пятидесятых, вегетарианские времена.

.....

Подняться наверх