Я/Мы Иван Голунов

Я/Мы Иван Голунов
Автор книги:     Оценка: 0.0     Голосов: 0     Отзывов: 0 0 руб.     (0$) Читать книгу Скачать бесплатно Купить бумажную версию Электронная книга Жанр: Политика, политология Правообладатель и/или издательство: Издательские решения Дата публикации, год издания: 2019 Дата добавления в каталог КнигаЛит: Скачать фрагмент в формате   fb2   fb2.zip Возрастное ограничение: 16+ Оглавление Отрывок из книги

Описание книги

Расследования Ивана Голунова, опубликованные на «Медузе», обладают высокой общественной значимостью; герои его текстов могут быть причастны к преследованию журналиста. В знак солидарности и поддержки Ивана Голунова издательский сервис Ridero публикует часть из них в этом сборнике. Тексты Ивана Голунова доступны для распространения по лицензии Creative Commons CC BY.

Оглавление

Иван Голунов. Я/Мы Иван Голунов

Гроб, кладбище, сотни миллиардов рублей. Как чиновники, силовики и бандиты делят похоронный рынок – и при чем тут Тесак

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. Частная охранная монополия

ВОЛГОГРАД. Общество «Память»

МОСКВА. Ритуал и криминал

МОСКВА И ОБЛАСТЬ. 292 пары глазных яблок на продажу

МОСКВА. Доступ к смерти

РОССИЯ. Кусочек земли на Сейшелах

МОСКВА. Опекуны могил

МОСКВА, ТОЛЬЯТТИ, ОМСК. Суицид на кладбище

ЕКАТЕРИНБУРГ «Дондики» против администрации президента

РОССИЯ. Общественник из «Оккупай-педофиляй»

Пентхаус размером с два «Елисеевских» Как семья вице-мэра Москвы Петра Бирюкова заработала миллиарды и купила на них особняки и квартиры

Родственники вице-мэра Москвы Петра Бирюкова купили огромный пентхаус в «Легенде Цветного». Рыночная стоимость квартир – в районе 1,5 миллиарда рублей

У Бирюкова и его семьи есть огромное имение под Москвой. С особняками, гостевыми домами и конюшней

Бизнес родственников Бирюкова и их партнеров всегда был связан с работой чиновника

История успеха двух крупных московских девелоперских компаний тоже связана с семьей Бирюковых

Москве надо избавиться от шести миллионов тонн мусора. В какие регионы его будут свозить и кто этим займется

940 самосвалов, которые никто не видел

Благоустройство в обмен на мусор

Мусорные выборы

Комплекс у Бойни

Москва собиралась заплатить 2,2 миллиарда рублей за разработку концепции благоустройства. Тендер отменили из-за корреспондента «Медузы»

Что случилось с «Пересветом» Как пчелы и рисовая шелуха обанкротили банк РПЦ, хранивший миллиарды госкомпаний

Откуда взялся «Пересвет»? Это что, банк Русской православной церкви?

Что стало с «Пересветом», когда Кирилл стал патриархом?

РПЦ держала в «Пересвете» свои деньги?

Тогда чьи деньги там лежали?

Куда банк вкладывал эти деньги? У него из-за этого начались проблемы?

Куда еще шли деньги «Пересвета»?

Было ли что-то подозрительное в деятельности руководителей «Пересвета»?

Что будет с компаниями, деньги которых «зависли» в «Пересвете»?

Что будет с самим банком?

Одна абсолютно счастливая деревня. Как близкие Вячеслава Володина благоустраивают села, зарабатывают на майонезе и становятся святыми

Медвежий угол

Механизатор и «Букет»

Фауст и здание на Бабаевской

Родитель, гражданин и фронт

Фужеры от братьев Ротенбергов. Кто заработал на новогоднем оформлении Москвы

Новый год в десять раз дороже

Сколько стоили «бокалы» и сани Деда Мороза – и кто их делал

Елки от благоустроителей

Выселяторы. За пять лет «черные кредиторы» отобрали больше 500 квартир у должников в Москве и окрестностях. Иван Голунов рассказывает, как устроен этот бизнес

Как работают «левые» кредитные схемы

При чем тут Латвия

Снова в Россию

Как микрокредитные организации связаны между собой

Как связан «КредитФинанс» с другими МФО

Закон против «выселяторов»

Теперь будем играть в больницу. Как два бизнесмена заработали миллиарды на фальшивых диагнозах и косметике с «интеллигентными кристаллами сахара»

«Так не бывает, чтобы ничего не болело»

88 тысяч за «внутривенное лазерное облучение крови»

«Ощущение, что тебя пытаются завербовать в секту»

Интеллигентные кристаллы сахара

40 долларовых миллионеров

«У нас в отделении ваша женщина негативит»

Кремы от Сальвадора Дали

Отрывок из книги

Ежегодно в России умирает около двух миллионов человек. Оборот похоронной индустрии только официально составляет около 60 миллиардов рублей в год; размер ее теневого сектора, по оценке властей, может достигать 250 миллиардов. За последние тридцать лет ритуальный рынок в России делили несколько раз – участвовали в этом и представители организованного криминала, и силовики, и государство. В результате в разных регионах постоянно возникают эксцессы: от перестрелки на Хованском кладбище в Москве до перекидывания трупов через забор в Екатеринбурге, несанкционированных массовых захоронений в Тольятти и суицида владельца кладбища в Омске. Спецкор «Медузы» Иван Голунов разобрался с тем, как устроен ритуальный рынок в России, – и выяснил, как контроль над ним постепенно переходил от людей, близких к криминальным структурам, к людям, связанным с государством.

9 декабря 2017 года у себя дома умер Леонид Броневой – актер, самой известной ролью которого стал Мюллер в «Семнадцати мгновениях весны». Как правило, знаменитых людей в Москве хоронят на одном из престижных кладбищ – Новодевичьем или Троекуровском. Формально на них давно нет мест, но для людей калибра Броневого делается исключение. Как рассказывают собеседники «Медузы» в правительстве Москвы, решение принимает лично мэр Сергей Собянин, который для этого отправляет СМС своему подчиненному Алексею Немерюку – главе департамента торговли и услуг, в ведение которого входит и ритуальная отрасль. В случае с Броневым Собянин не только распорядился выделить место на Новодевичьем кладбище, но и попросил городское предприятие «Ритуал» взять на себя все расходы по организации похорон.

.....

Иногда (особенно часто это происходит в регионах) скорая помощь едет медленно – и сотрудник ритуальной службы приезжает раньше врачей. «Тут все зависит от профессионализма агента, – рассуждает директор одной из похоронных компаний. – Однажды наш сотрудник приехал по адресу, а человек был еще жив. В результате агент с ним по каталогу выбирали гроб, венки и остальное. Все остались довольны».

Затраты на покупку информации (в Москве – 15—20 тысяч рублей на умершего) перекладывают на клиента. Отследить, кто передает информацию, почти невозможно. «Кто имеет [к ней] доступ? Диспетчер скорой помощи, который принимает вызов, водитель и врач скорой, диспетчер полиции, дежурный ОВД, сам полицейский, диспетчер городской труповозки и два сотрудника бригады труповозки, – перечисляет глава „Ритуала“ Екимов. – Уже девять человек, если не считать их руководство, которое может наладить целую систему продажи информации». Даже в больницах сотрудники «Ритуала» сталкиваются с тем, что медсестра отделения сообщает о смерти и тут же пишет кому-то сообщение, после чего родственники усопшего приходят уже с заключенным договором.

.....

Подняться наверх