Будни и праздники императорского двора

Будни и праздники императорского двора
Автор книги:     Оценка: 0.0     Голосов: 0     Отзывов: 0 487 руб.     (6,64$) Читать книгу Купить и скачать книгу Купить бумажную версию Электронная книга Жанр: История Правообладатель и/или издательство: "Издательство "Питер" Дата публикации, год издания: 2012 Дата добавления в каталог КнигаЛит: ISBN: 978-5-459-00388-8 Скачать фрагмент в формате   fb2   fb2.zip Возрастное ограничение: 0+ Оглавление Отрывок из книги

Описание книги

«Нет места скучнее и великолепнее, чем двор русского императора». Так писали об императорском дворе иностранные послы в начале XIX века. Роскошный и блистательный, живущий по строгим законам, целый мир внутри царского дворца был доступен лишь избранным. Здесь все шло согласно церемониалу: порядок приветствий и подача блюд, улыбки и светский разговор… Но, как известно, ничто человеческое не чуждо сильным мира сего. И под масками, прописанными в протоколах, разыгрывались драмы неразделенной любви, скрытой ненависти, безумия и вечного выбора между желанием и долгом. Новая книга Леонида Выскочкова распахивает перед читателем запертые для простых смертных двери и приглашает всех ко двору императора.

Оглавление

Л. В. Выскочков. Будни и праздники императорского двора

Глава 1 «Чертовы куклы»: под сению двора

«Настоящая верховная власть есть двор»

«Стоящие у трона»: придворные чины и звания

Камергеры: «комнатные господа»

«NN сделан камер-юнкером»: камер-юнкеры

С портретом и кокардой: кавалерственные статс-дамы

С шифром фрейлины

«Наряды, наряды и еще раз наряды»: дамская мода

«Быть дамам в русском платье»: дамская униформа

«Не изъяснялася по-русски»: язык двора

Свита играет короля: императорская свита, дворцовые гренадеры, конвой

Свита Его Императорского Величества

Рота дворцовых гренадер

Конвой Его Императорского Величества

Придворнослужители

Глава 2 Семейные даты государственного масштаба во власти этикета

Праздничные и табельные дни

«Священное коронование»: коронация

Императорские регалии и символы

«Боже, Царя храни!». Государственный гимн

Мальтийская символика в России при Павле I

Высочайшие выходы

Baisemains: поцелуй руки

Торжественные въезды

В день именин: рождения, крестины, именины

На пути к браку: сговор, помолвка, обручение, венчание

«Утка» маркиза де Кюстина: восстановление и освящение Зимнего дворца

«Обедня навела на меня грусть»: в дворцовых храмах

Дипломаты на берегах Невы

Дипломатические церемонии: аудиенции для дипломатов

Memento mori: траур при императорском дворе

Странные похороны: погребение Екатерины II и перезахоронение останков Петра III

Похороны Павла I

Похороны Александра I

Похороны императрицы Елизаветы Алексеевны

Глава 3 В праздничном пространстве Петербурга: двор и город

Новый год и «балы с мужиками»

«По случаю открытия Невы-реки»: праздник начала навигации

«Господские дни»: православные праздники

«Вечером двор присутствовал на Корсо»: на Масленицу и Св. Пасху

Во время Великого поста: Святая неделя и катания на санях

«По случаю 1-го мая…»: гуляния в Екатерингофе

Балы по «большому этикету» при дворе

«Род закрытого общества»: аничковские балы императрицы

«Маленький праздник у герцога Ольденбургского»: балы у членов императорской фамилии

Балы «большого света»: августейшие особы приходят в гости

«Легко мазурку танцевал»: от менуэта до вальса

Déjeuners dansants: костюмированные балы (балы-маскарады)

На балах и раутах послов

Вечерние собрания императрицы

«Домашний оркестр»: музыка и музицирование в императорской семье

«Пехотных ратей и коней однообразная красивость»: парады и маневры

Маневры

Полковые праздники

Юбилеи частей

В театральных ложах

«Petits jeux»: маленькие игры

За карточным столом

Императорская охота

Высочайшие охотники

Зверинцы в Гатчине и Петергофе

Фазанье учреждение

Охотничьи забавы цесаревича

Отрывок из книги

Рассерженный Пушкин в приведенной цитате эпатировал. Термин «камер-паж» был хорошо известен его современникам. Им I не нужно было объяснять, чем камер-паж, выпускник с отличием Пажеского корпуса, призванный к службе (в качестве начала карьеры) при августейших дамах императорского или великокняжеского двора, отличается от почетного придворного звания «камер-юнкер». Почетное звание камер-юнкер (до 1809 г. чин) было желанным в то время для многих отпрысков аристократических семей и еще более для их родителей. Ведь Санкт-Петербург был городом двора, аристократии, чиновничества и гарнизона. Перефразируя известные слова поэта «Под сению Екатерины…», можно смело сказать, что он существовал «под сению двора».

По большому счету двор как некое собрание людей, приближенных к правителю, существовал всегда. Но только при Петре Великом начала формироваться его структура, особая придворная культура. Своего расцвета, пышности и политического могущества двор достиг к концу XVIII – первой половине XIX в., в правление трех императоров: Павла I, Александра I и Николая I. Именно этому времени, когда двор, точно зеркало отражавший основные черты великодержавных правителей, стал всемогущим, и посвящена наша книга.

.....

Аккредитованный в Санкт-Петербурге в ноябре 1824 г. полномочный посланник Испании Хуан Мигель Паэс де ла Кадена застал последний год царствования Александра I и воцарение Николая I. В 1826 г. он присутствовал на коронации Николая I и в числе других дипломатов получил тогда золотую коронационную медаль. Русский двор ошеломил испанского посланника своим великолепием. В одном из более поздних донесений в Мадрид, сохранившихся в архиве Министерства иностранных дел Испании, от 9 августа 1828 г., он писал: «Таковым был тогда, в тот день, когда я прибыл, этот блестящий двор и с небольшими изменениями продолжал оставаться таким впоследствии, в высшей степени пышным и блестящим, а о его высшем обществе с точки зрения роскоши и взыскательности мне нелегко было бы дать точное представление… На троне находится молодая императрица, исполненная грации, изящества, привлекательности, наделенная красотой и элегантностью, которой нравятся балы и ассамблеи, театры и другие увеселения и бесконечные развлечения, которым ее Августейший Супруг, доставляющий ей удовольствия и радость, покровительствует во всех отношениях и в наивысшей мере; следствием является то, что лица при этом богатом дворе испытывают его большое влияние и стремятся к блеску и великолепию, с которым ни один другой [двор] не может соперничать. Кроме того, с достопамятного времени коронования в Москве, когда вся Европа стремилась окружить самой изысканной помпой и высоким почтением августейший трон этого монарха, последовали великолепные празднества, возможно, ранее никогда не виданные, на которых соперничали в блеске и великолепии. Представители высоких правителей, наряду с самим этим двором, сохранили тенденцию к пышной и роскошной избыточности, которая, несомненно, получила тогда большой импульс; и по указанным мотивами ввиду процветающего благосостояния этой империи, впоследствии ее следовало поддерживать. Прежде чем закончить… я хотел бы добавить в доказательство некоторые убеждающие [аргументы]; среди прочего достаточно упомянуть, что только ремонты, сделанные с тех пор, и увеличенное убранство квартир Их Величеств, правящей императрицы и императрицы-матери, где обновлены мебель, малахитовые камины, статуи, зеркала и т. д., обошлись в четыре миллиона рублей»[32]. Действительно, трудами архитектора К. И. Росси и О. Монферрана были созданы новые интерьеры. Северо-западный так называемый ризалит Зимнего двора становится отныне зоной личных покоев императорской семьи; обновляется и половина (личные апартаменты) императрицы Марии Федоровны, выходившая на Дворцовую площадь.

Обычно отмечают, что Николай I после подавления восстания декабристов сделал акцент на чиновной бюрократии. Рассматривая императорский двор «как олицетворение нации», Р. Уортман писал: «Если плац-парад отождествлял императорскую фамилию с вооруженными силами и, шире, с нацией, то двор Николая демонстрировал связь фамилии с русским чиновничеством»[33]. Но дело было не только в дворянской антипатии Николая Павловича, а в указанной выше тенденции «новых монархов» делать ставку на просвещенную бюрократию и наметившийся отход от фаворитизма в придворном обществе.

.....

Подняться наверх