Белый город, Черный город. Архитектура и война в Тель-Авиве и Яффе

Белый город, Черный город. Архитектура и война в Тель-Авиве и Яффе
Автор книги:     Оценка: 0.0     Голосов: 0     Отзывов: 0 250 руб.     (3,43$) Читать книгу Купить и скачать книгу Купить бумажную версию Электронная книга Жанр: Документальная литература Правообладатель и/или издательство: Ад Маргинем Пресс Дата публикации, год издания: 2015 Дата добавления в каталог КнигаЛит: ISBN: 978-5-91103-335-4 Скачать фрагмент в формате   fb2   fb2.zip Возрастное ограничение: 12+ Оглавление Отрывок из книги

Описание книги

В 2003 году Белый город Тель-Авива был внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО как уникальный образец архитектурного стиля Баухаус в Израиле. Но действительно ли Белый город имеет отношение к наследию знаменитого училища, где «царил дух авангарда и интернационализма»? На самом деле всё немного сложнее, да и Белый город, в общем-то, не кажется таким уж белоснежным. Особенно на контрасте с Черным: Яффой и окрестностями, где раньше находились арабо-еврейские районы, либо стертые с лица земли, либо утратившие свои исторические черты. И тут мы понимаем, что речь идет не столько об архитектуре, сколько о политике. Шарон Ротбард провел масштабное исследование и изучил, как рождался миф о Белом городе, кому он был выгоден и как повлиял не только на настроения в израильском обществе, но и на жизнь многих людей этого региона.

Оглавление

Шарон Ротбард. Белый город, Черный город. Архитектура и война в Тель-Авиве и Яффе

Часть I: Белый город

Книга бумажная и каменная

Писатели и строители

Выставка «Белый город»

Изобретение нормальности

Сохранить для потомков

Отбеленный город

Невинная ложь

Круглые углы

Старая добрая Эрец-Исраэль[39]

Белее белого

Построенный на дюнах

Часть II. Черный город

Черное пятно

Война

Прочь из Яффы

В обход Маншии

Пространственное противоречие

«Эти поляки Востока»

Отделение

Британские 1930-е

Убийство города

Чистка

Яффа – Тель-Авив

Оккупированный город

Ивритизированный город

«Большая зона»

Античная Яффа

Зеленые дюны

Надругательство над «невестой моря»

«Оранжевый маршрут»

Дети Яффы

Менора

Часть III. Белый город, Черный город и радуга

Некритические модернисты

Голубой и белый

Мультикультурный город

Послесловие

Благодарности

Библиография

Отрывок из книги

Ил. 1. Обложка выставочного каталога «Жизнь в дюнах», куратор Ница Смук. Тель-Авивский музей изобразительных искусств, павильон Елены Рубинштейн, отдел современного искусства, 2004. Источник: Тель-Авивский музей изобразительных искусств.

В июле 2003 года комитет ЮНЕСКО рекомендовал внести Белый город Тель-Авива в список объектов Всемирного наследия. В официальном заключении[2] в поддержку этого предложения говорилось:

.....

В последующее десятилетие в Германии появилось множество статей, книг, выставок, в которых прослеживалась связь между Тель-Авивом и Баухаусом и признавались заслуги немецких архитекторов еврейского происхождения, бежавших в Палестину.

Такая эксплуатация памяти о Второй мировой войне была характерна и для другой, гораздо более важной тенденции в израильской культуре 1980-х – культуре так называемого второго поколения. Идея заключалась в том, что потомки евреев, выживших после Холокоста, хоть и опосредованно, но тоже переживали душевные травмы. Как культурный феномен синдром «второго поколения» впервые проявился в 1986 году – он был отмечен в самом, пожалуй, известном романе Давида Гроссмана «См. статью: “Любовь”»[10]. Здесь образ Холокоста присутствует в четырех различных эпизодах из жизни Момика, иерусалимского мальчика, отец которого, пережив Холокост, стал литератором, одержимым судьбой польско-еврейского писателя Бруно Шульца. Произведение принесло Гроссману славу не только главного романиста своего поколения, но чуть ли не святого. И хотя в израильском обществе после 1940-х к жертвам Холокоста обычно относились неприязненно, чуть ли не с презрением, тему второго поколения израильтяне («белые», ашкеназы) подхватили с энтузиазмом. В конце 1980-х эту же тему развивали многие израильские художники и писатели, она стала популярным предметом академических исследований в психологии, педагогике и социологии – израильское общество получило возможность упиваться жалостью к себе, в то время как армия Израиля по-прежнему оставалась в Ливане, а на оккупированных территориях зрела первая интифада.

.....

Подняться наверх