У природы нет плохой погоды

У природы нет плохой погоды
Автор книги:     Оценка: 0.0     Голосов: 0     Отзывов: 0 59,9 руб.     (0,81$) Читать книгу Купить и скачать книгу Купить бумажную версию Электронная книга Жанр: Поэзия Правообладатель и/или издательство: "Агентство ФТМ, Лтд." Дата публикации, год издания: 2011 Дата добавления в каталог КнигаЛит: ISBN: 978-5-699-04681-2 Скачать фрагмент в формате   fb2   fb2.zip Возрастное ограничение: 0+ Оглавление Отрывок из книги

Описание книги

Фильмы Эльдара Рязанова знают все. А вот тайная страсть режиссера к стихосложению впервые была обнародована в «Служебном романе» – правда, никто и не обратил тогда внимания на фамилию автора, скромно спрятавшего себя за именами «великих», но знаменитые строчки про природу и погоду пошли гулять по свету. А потом был «Жестокий романс» – «Любовь – обманная страна…», «Вокзал для двоих» – «Не бойтесь бросить все на карту…». Перед вами – первая полная книга стихотворений Эльдара Рязанова. В этих простых и трогательных строчках угадываются высочайшая житейская мудрость и очень чистая душа автора.

Оглавление

Эльдар Рязанов. У природы нет плохой погоды

Маленькое предисловие

Две встречи с Константином Симоновым

Музыка жизни

Дебютанту-стихотворцу было 49 лет…

Боткинская осень

Поход в театр

Стих – состояние души

Мои песни

Музыка – моя симпатия

Из кинофильма. «Дайте жалобную книгу»

Песня из кинофильма. «Служебный роман»

Песня из кинофильма. «Вокзал для двоих»

Из кинофильма. «Жестокий романс»

Песня из кинофильма. «Забытая мелодия для флейты»

Песня из кинофильма. «Привет, дуралеи!»

Романс из кинофильма. «Небеса обетованные»

Из кинофильма. «Предсказание»

Из кинофильма. «Старые клячи»

Романс из кинофильма. «Старые клячи»

Из кинофильма. «Старые клячи»

Вариант песни для кинофильма. «Старые Клячи»

О подлых обманах композитора Петрова

О композиторе Саше Блохе

В соавторстве с Александром Галичем

Не множу я число друзей

Толстый и тонкая

Несостоявшийся мюзикл

Толстый и тонкая

Песни из неосуществленного мюзикла

Уходящая натура

Автора!!!

О Булате

Иллюстрации

Послесловие

Отрывок из книги

Лет в шестнадцать я начал писать стихи. Поэтический зуд не являлся следствием каких-то особых переживаний или небывалого личного опыта. Скорее всего, причиной этому было мужское созревание, интерес к другому полу, типичные для юного возраста мысли о бренности всего земного, о быстротечности жизни. Стихи я писал, конечно, не самостоятельные. Да и откуда ей было взяться-то, самостоятельности?! Сочиняя, я невольно подражал. Что любопытно, подражал высоким поэтическим образцам в той хронологической последовательности, в какой поэты располагались в истории литературы. Начал, стало быть, с имитации Пушкина. Его стихотворные размеры, рифмы, интонации, обороты речи преобладали в самых первых моих опытах. Причем процесс подражания и смены поэтических кумиров происходил бессознательно, я им не управлял. Сначала сами собой получались стихи «под Пушкина». Через месяц-другой я принимался строчить «под Лермонтова». Разница заключалась скорее в тематике, нежели в форме. Темы стихотворений становились безысходней, тоскливей. Влияния Некрасова я почему-то избежал. Как-то случилось, что я прошел мимо его «кнутом иссеченной музы». Зато надолго (аж месяца на два!) застрял на Надсоне. Вот что оказалось близко неимоверно – горькие, печальные строчки, которые к тому же оказались и пророческими: поэт умер двадцати трех лет. Постоянные стихотворные упражнения, кое-какой появившийся опыт давали себя знать – поэтический слух становился тоньше. Отныне моим воображением прочно и надолго завладел Сергей Есенин. 1943–1944 годы, война – поэт со своей кабацкой тоской был в опале. Его уже много лет не переиздавали. Книг Есенина было невозможно достать, стихи ходили в рукописных списках. Я отчетливо помню, как в 1944 году впервые проглотил «Черного человека». Эта поэма считалась особенно опасной и поэтому читали ее тайком, не распространяясь о прочитанном. Примерно так же много лет спустя – в шестидесятых, семидесятых – мы знакомились с «самиздатом» или книгами эмигрантских издательств. Вскоре к Есенину присоединилась Анна Ахматова, на которой тоже лежала печать официального проклятия. Так что подражания стали более сложными. Стихи я писал очень неумелые, как правило, пессимистические и всегда бездарные. Но это я понимаю сейчас. Тогда же мои вирши казались мне изумительными. Каждый новичок, когда видит, что у него вроде все получается как у людей, преисполнен восхищения самим собой. Как часто молодой режиссер, глядя на свои первые экранные опыты, погружается в эйфорию. Подумать только – актеры двигаются, их видно, слышно, что они произносят, кадры склеены между собой. И у автора возникает ощущение чуда: это он смастерил кино, сделал фильм! И видно, и слышно, – словом, все как у людей! А это всего-навсего азы ремесла, которые к искусству пока еще никакого отношения не имеют.

К сожалению, потерялась заветная тетрадочка с моими юношескими опытами. Думаю, если бы я их сейчас почитал, сильно бы потешался. Но некоторые строчки помню.

.....

«Дорогой Эльдар Александрович, прочел Ваше «Грустное лицо комедии», книгу, по-моему, очень хорошую, и захотелось сказать Вам то, что как-то все не приходилось сказать, хоть мы и соседи, что я видел все Ваши фильмы (кроме «Девушки без адреса») и люблю их, и, судя по сказанному в Вашей книге, больше люблю те из них, которые больше любите Вы. Вот, собственно, и почти все. Кроме того, Вы делаете дело, которого я совершенно не умею делать, что, в то же время, не мешает мне чувствовать себя Вашим единомышленником в чем-то очень, особенно важном для Вас, для меня и для очень многих других людей, важном прежде всего в жизни, а затем уже и в наших профессиях.

От души желаю Вам всего самого доброго.

.....

Подняться наверх