Художественная аура. Истоки, восприятие, мифология

Художественная аура. Истоки, восприятие, мифология
Автор книги:     Оценка: 0.0     Голосов: 0     Отзывов: 0 120 руб.     (1,89$) Читать книгу Купить и скачать книгу Купить бумажную версию Электронная книга Жанр: Философия Правообладатель: "Научно-издательский центр "Индрик" Дата публикации, год издания: 2011 Дата добавления в каталог КнигаЛит: ISBN: 5-91674-122-3 Скачать фрагмент в формате   fb2   fb2.zip Возрастное ограничение: 0+ Оглавление Фрагмент

Описание книги

Коллективная монография посвящена изучению феномена художественной ауры, которая являет себя как эманация произведения искусства, как переживание невербализуемого пространства смыслов. Анализируя природу ауры искусства и размышляя над угрозой ее утраты в современной культуре, авторы книги показывают, что вся история искусства являет собой равновеликую потребность человека как в структуре, в опорных точках бытия, так и в бесструктурном, трансцендентном, вечно ускользающем, то есть ауратическом. Выдвигаются концепции эволюции эстетических свойств ауры на протяжении истории искусства в процессе модификации художественных форм. Рассматриваются такие формы ауратичности как излучение, отзвук, тон, теплота, настроение, атмосфера, дыхание, певучесть произведений искусства. Исследуются нетрадиционные профили ауратического в современном художественном творчестве. На материале зарубежного и отечественного изобразительного искусства, архитектуры, литературы, музыки, кино, фотоискусства.

Оглавление

Коллектив авторов. Художественная аура. Истоки, восприятие, мифология

Предисловие

Чувственное и трансцендентное в истории искусства

О. А. Кривцун. Аура произведения искусства: узнаваемое и ускользающее

Б. М. Бернштейн. От магии культа к магии эстетического взгляда. Аура утраченная и обретенная

А. К. Якимович. Аура свободного творчества. Об искусстве нового времени

В. А. Крючкова. Увидеть невидимое. Эстетика возникновения-исчезновения в искусстве XX века

А. А. Курбановский. В атмосфере цвета стали. Машина и аура в советском изобразительном искусстве 1920-х годов

С. С. Ступин. Живописный мотив как предвестник художественной ауры

Место действия: средовый эффект ауратического

Д. О. Швидковский. Аура Екатерининского парка

Е. Н. Устюгова. Петербургский стиль в зеркале позитивной и негативной мифологии города

Т. Ю. Гнедовская. Аура и архитекторы. Германия 1910–30-х годов

Проблемы ауры как повод к реформам

Экспрессионизм – путь к новому искусству

Экспрессионизм и аура

Реальные постройки экспрессионизма

Рационализм – путь к новой жизни

Рационализм и аура

Реальные постройки рационализма

Столкновение искусства с жизнью

Архитектура. Политика. Язык

Разочарование. Традиция как путь к обновлению

Архитектура Третьего рейха – путь к новому государству

Стиль Третьего рейха и аура

А. К. Флорковская. Художественное излучение в пространство. Средовый подход в искусстве СССР 1970–80-х гг

В. Р. Аронов. Театрализация восприятия предметной среды: дизайн в формировании художественной ауры

Е. А. Кондратьев. Идеал места и идеальное место: к эстетике урбанистического пространства

Видимое и угадываемое. История человека как история культуры

О. В. Беспалов. Судьба художника: биографическое и ауратическое

М. А. Петров. Аура библиотеки

Метафизическая сущность библиотеки. Библиотека – модель Универсума

Аура библиотеки как произведения искусства

Библиотекарь – носитель ауры места

Е. В. Сальникова. Происхождение ауры большого мира

Эра структурной ясности

Потрясение бесконечностью и пустотой

Ауратичность сцены-коробки и рамы. Между микрокосмом и макрокосмом

Романтическая аура и ее популярное магическое наследие

Л. Ю. Лиманская. Образ пути и аура картографии. Хроники и путеводители XII–XVI веков

В. Е. Гор. Дыхание танатоса. О викторианской фотографии post mortem

I

II

III

IV

V

VI

Метафизический след ауратического: концепты и дискуссии

О. Б. Дубова. Между абстракцией и вчувствованием

Р. В. Тадицкий. Аура и атмосфера в художественном восприятии

Т. А. Акиндинова. Искусство как «метафизическая шифропись»: экзистенциализм и художественное творчество

В. Г. Арсланов. Куда дуют «ипохондрические ветра», или Как поймать синюю птицу?

Качество мира или «волшба ума»?

Ответ природы

Невозможное вероятное

Попиморфизм ауратического в современной культуре

Ю. В. Стракович. Аура музыки в эпоху звукозаписи и интернета

Музыкальная аура и звукозапись: от «здесь и сейчас» к «раз и навсегда»

До и после смерти носителя: Музыкальная аура в цифровую эпоху

Д. В. Крюков. Аура как подкупающая сила литературного бестселлера

Аура как объект имитации

Литература как индустрия

Читатель как писатель

Формула бестселлера

В. В. Савчук. Аура в контексте онтологии фотографии

Фотография – поза логоса

Ресурс документации

Медиум-фотография

Аура и цифровой образ

С. И. Савенко. Звук и отзвук: приметы воскрешения ауры

Авторы книги

Отрывок из книги

Любой художественно восприимчивый человек может заметить, что в истории искусства обнаруживают себя два типа творений, замечательные качества которых складываются на разных основаниях. Одну группу образуют произведения, ценность которых определяется тем, что в них все «как в жизни», другую группу – произведения искусства, предстающие как сама жизнь. Во втором случае перед нами реальность, источающая особую силу, наделенная высокой витальностью, существующая по собственным законам. Такое художественное творение до конца непостижимо, из него бьет неиссякаемый источник смыслов, оно дает повод говорить о бесконечности, неизъяснимости художественного содержания, о невыразимости образа через понятие. Идея незримого, ускользающего от определения фермента, потенцирующего особое обаяние, притягательность, вовлеченность в произведение искусства, возникала в исторических интерпретациях снова и снова. Понятие художественной ауры, активно обсуждаемое в XX столетии, кажется, как нельзя точнее выразило природу интимного художественного контакта, когда зритель ощущает себя во власти магии картины, вовлекается в переживание эстетической видимости, в восприятие эмоционально насыщенной атмосферы, окутанной ореолом многозначности. В «ауратическом излучении» акт созерцания сопрягается с художественной эманацией, невыразимой словами, но обнаруживающей сильные суггестивные возможности. Какое-то время назад казалось немыслимым сделать феномен ауры предметом научного исследования, ведь природа этого явления вербально невыразима. Однако, надо признать, в значительной степени столь же рационально непостижимы и иные эстетические свойства искусства – мера, гармония, вкус, экспрессия, прекрасное, возвышенное, – получившие тем не менее обширное многовековое освещение и толкование в искусствоведческой и философской литературе. Ученые Отдела теории искусства Института теории и истории изобразительных искусств Российской академии художеств отважились на подобный шаг и постарались рассмотреть различные исторические профили ауры как в классическом, так и в современном искусстве[1].

Важность подобного внимания неоспорима: ведь любая попытка пролить свет на природу ауратического способна приблизить нас к пониманию тайны, сердцевины искусства. Как известно, онтологический парадокс художественного содержания состоит в том, что, с одной стороны, художественная символика скрывает от нас вещество жизни, ее надо разгадать, десимволизировать, чтобы за тканью художественного смыслостроительства разглядеть первейшие импульсы мироздания. С другой стороны, человеческие смыслы бытия, выражаемые искусством, принципиально нередуцируемы, то есть не могут быть переведены с «зашифрованного» языка искусства на язык уже освоенных понятий.

.....

Вырабатывая собственный словарь форм, Клее открыл для себя силу цвета и его метафизические свойства. Художник обустраивал плоскость с помощью неправильных геометрических форм и ярких цветовых пятен, населял их «мрачными духами», «призрачными видениями», добиваясь напряженного звучания образов. В итоге его полотна обретали магию, источаемую редким равновесием предметных и абстрактных форм, статики и динамики, строгой архитектоники и игровой открытости. Предметная изобразительность Клее удивительным образом растворяется в космическом, бездонном и в то же время определенно логическом пространстве.

Захватывающим взаимодействием графических и живописных составляющих отмечено и творчество испанского художника Жоана Миро. Как и в случае с Паулем Клее, композиции Жоана Миро насыщены богатством мерцаний и взаимопереходов, в которых аура бескрайней свободы пластического воображения подпитывается ностальгической тягой к узнаваемой предметности, интегрируя в одной картине разные типы выразительности. Холсты Миро, этого мэтра «лирической абстракции» – словно залитые солнцем поляны со скособоченными в разные стороны фигурками, напоминающими веселый карнавал масок (картины «Карнавал Арлекино», 1925; «Голландский интерьер», 1928). Мастер неустанно препарирует как расхожие изобразительные формулы мирового искусства, так и собственные пластические пристрастия. Знаки птиц и созвездий парят в невесомости, их динамические сопряжения выстраивают утонченные смысловые параллели. В картинах «Разговор насекомых» (1925); «Прекрасная птица узнает незнакомца» (1941) кажется, что на глазах у зрителя разворачивается сам процесс вызревания образов, когда абстрактные формы переходят неуловимую грань, отделяющую их от предметного мира. Магия говорящих цветов и линий в сочетании с иррациональной стихией холста нередко заставляет переносить внимание с предмета изображения на сам процесс его постижения и осмысления. Тем самым момент «зрительного ощупывания» картины превращается в подлинно эстетический акт, а зритель – в соавтора живописца. Ауратическая сила образов Миро дает толчок овладению сферой медитации и переживанию иррационального.

.....

Подняться наверх